Георгий Драконоборец предлагает Вам запомнить сайт «Этносы»
Вы хотите запомнить сайт «Этносы»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

НОЧЬ ДЛИННЫХ НОЖЕЙ (ЛЕВАЯ И ГОЛУБАЯ ВЕРСИИ)

развернуть

 

 

«Ночь длинных ножей» — расправа Гитлера над готовившими путч штурмовиками СА, произошедшая 30 июня 1934.
Кодовое название — «операция Колибри». Поводом для расправы послужила нелояльность штурмовиков во главе с Эрнстом Рёмом и подозрение в подготовке путча. ©Vikipedia

Так Википедиа объясняет произошедшие в Германии события, положившие начало государственного террора и личного диктата Гитлера.

 

С самого начала нацистская революция шла по двум путям. Изначальное название партии - национал-социалистическая - вызывало трения внутри гитлеровского движения между сторонниками национализма и социализма. Гитлер был вынужден рано или поздно выбирать одно из двух.Борьба завертелась вокруг личных качеств, карьеры и убеждений Эрнста Рёма, бывшего в течение пятнадцати лет ближайшим другом Гитлера. Крепко сложенный, коренастый Рём производил впечатление человека с твердым характером. Во время 1- й мировой войны он был трижды ранен, его лицо искажали глубокий шрам на щеке и изуродованный нос. В первые послевоенные годы он был профессиональным боевиком, постоянно стремившимся к дракам. "Просто я плохой человек, - любил он повторять. - Война привлекает меня больше, чем мир". В августе 1921 Рём создал СА, "народную армию", укомплектовывая ее патриотами, уличными хулиганами и бандитами. Под руководством Рёма штурмовики СА одержали победу в уличных сражениях с коммунистами и сыграли важную роль в росте политического влияния Гитлера. Благодарный Гитлер говорил, что никогда не забудет того, что сделал Рём для нацистского движения. "Хвала Всевышнему, - говорил Гитлер, - что мне позволено называть такого человека, как вы, своим другом и товарищем по оружию". В то же время Гитлера все больше и больше тревожило политическое влияние Рёма.  Рём, Грегор Штрассер и другие старые нацисты образовали левое крыло партии и начали призывать к т. н. второй революции, склоняясь в сторону социализма. "Борьба национал-социалистов, - говорил Рём, - была социалистической революцией. Это была революция рабочего движения. Те, кто совершил эту революцию, должны иметь возможность заявить о себе". Подтекст состоял в том, что штурмовики СА желали бы продолжения революции и претендовали на главенствующую роль.Такое положение дел поставило Гитлера перед трудной задачей. Он хотел бы сохранить дружбу и верность Рёма, но ему так же была необходима поддержка из двух других источников, которые ненавидели Рёма и его сборище выродков и хулиганов.Надежды Рёма, что однажды его штурмовые отряды войдут в регулярную армию, приводили в ярость высшее офицерство вооруженных сил. Кроме того, Гитлер отчаянно нуждался в финансовой поддержке рейнландских промышленников, которые были уверены, что социализм - это нацизм с левым уклоном.Гитлер пытался повлиять на Рёма. 4 июня 1934 он пригласил лидера СА к себе и в течение пяти часов упрашивал своего друга быть благоразумным. "Забудьте вы идею второй революции. Поверьте мне, нет причин для беспокойства". Гитлер заверил Рёма, что не собирается распускать штурмовые отряды СА, перед которыми он в неоплатном долгу.Однако Геринг и Гиммлер объединили усилия, чтобы дискредитировать Рёма в глазах Гитлера, обвинить его в заговоре и стремлении к государственному перевороту и тем самым вынудить фюрера принять решительные меры в отношении руководителей СА. Гестапо принялось лихорадочно собирать компрометирующие документы на Рёма и его окружение. Тщательнейшему анализу подвергались любые высказывания, заметки, имена, встречи, из документов выхватывались отдельные абзацы и фразы, позволявшие сгустить краски. "Институт Германа Геринга" прослушивал все телефонные разговоры Рёма и его соратников. Спецслужбы шаг за шагом выстраивали цельную картину, способную напугать Гитлера информацией о якобы имевшем место крупном заговоре в среде штурмовиков.Почувствовав опасность, Рём решил продемонстрировать лояльность фюреру и приказал всему личному составу СА с 1 июля 1934 уйти на месяц в отпуск. В коммюнике, опубликованном 19 июня в нацистской газете "Фёлькишер беобахтер", Рём запретил штурмовикам в течение всего отпуска носить форму. Чтобы доказать, что слухи о готовящемся перевороте не имеют под собой почвы, сам Рём также отправился в курортный баварский городок Бад-Висзее, где намечалось устроить банкет для руководителей групп СА по поводу месячного расставания.Взбешенные Геринг и Гиммлер, не желая упускать добычу, начали бомбардировать Гитлера докладными записками о том, что переворот должен начаться в Мюнхене в день банкета, который является всего лишь предлогом для общего сбора. Имевший порой привычку отступать, когда возникала необходимость принимать решение, Гитлер покинул Берлин и отправился в Эссен на свадьбу гауляйтера Тербовена, воспользовавшись ею как предлогом, чтобы избежать сильнейшего давления со стороны Геринга и Гиммлера и оттянуть развязку. После свадьбы Тербовена Гитлер отправился в Бад-Годесберг, чтобы провести конец недели на берегу Рейна в отеле "Дрезден". Утром 29 июня к нему из Берлина прилетел Гиммлер, привезя последние сообщения своей агентуры. Из этих явно сфабрикованных документов вытекало, что Рём заключил соглашение с командующим мюнхенским военным округом генералом фон Леебом о передаче СА оружия с армейских складов, что штурмовики планируют захватить правительственные здания, их вооруженные отряды с часу на час должны выйти на улицы, а специальный отряд получил задание убить Гитлера.  Гитлер еще некоторое время колебался, не решаясь отдать приказ уничтожить как изменника человека, бывшего его надежной опорой, которому он был обязан своим приходом к власти. Но давление Гиммлера, Геббельса и Геринга все усиливалось, и фюрер наконец решился. В нескольких словах он отдал необходимые указания. Геринг и Гиммлер должны были позаботиться о ситуации в Берлине. Вызванный из Ганновера обергруппенфюрер СС Виктор Лутце назначался преемником Рёма на посту начальника штаба СА. Гауляйтеру Баварии Адольфу Вагнеру было приказано отправиться в Мюнхен, где ему надлежало помочь двум ротам "Лейбштандарта СС Адольф Гитлер", посланным из Берлина под командованием Йозефа (Зеппа) Дитриха.Сам Гитлер в сопровождении Лутце и Геббельса, доставившего ему из Берлина известие, что глава берлинских СА Карл Эрнст привел в боевую готовность подчиненные ему отряды (что было заведомой ложью, поскольку собиравшийся вот-вот жениться Эрнст находился на пути в Бремен, откуда должен был отплыть на Мадейру, чтобы провести там медовый месяц), также вылетел в Мюнхен.В 4 часа самолет приземлился в Мюнхене. Гитлер со своей свитой направился к министру внутренних дел Баварии. Здесь были арестованы два руководителя баварского СА, Шейнгубер и Шмидт. Арестованные отдали честь фюреру, но в ответ последовал взрыв истерического гнева. Гитлер сорвал с изумленных офицеров знаки отличия и набросился на них с бранью. Он выхватил револьвер, но его опередил один из телохранителей, Эмиль Морис, расстреляв офицеров в упор. Гитлер пнул ногой один из трупов и сказал: "Эти люди были не так уж и виноваты".В сопровождении охраны СС Гитлер направился в Бад-Висзее, где Рём и несколько его соратников остановились в частном отеле. Рём лежал в постели и крепко спал. "Кто там?" - сонно спросил Рём. "Это я, Гитлер. Открывайте!" Рём открыл дверь и сказал: "Уже? Я не ожидал вас раньше завтрашнего дня". "Арестуйте его!" - крикнул Гитлер своим подручным. В это время несколько эсэсовцев стучали в соседнюю дверь. Там они обнаружили обергруппенфюрера СА Эдмунда Хайнеса, ближайшего помощника Рёма, который лежал в постели со своим молодым шофером. Хайнес и его юный друг были расстреляны на месте. Тут же арестовали еще нескольких руководителей СА, которых вместе с протестующим Рёмом и трупами Хайнеса и его любовника затолкали в ожидавший автомобиль.Прибывший в Мюнхен заместитель фюрера Рудольф Гесс устроил западню для офицеров СА в "Коричневом доме". Явившиеся туда штурмовики были тут же арестованы охраной СС. Одного за другим ничего не понимавших людей отправляли в тюрьму Штадельхейм. Туда же прибыл и Гитлер, потребовав дополнительных казней.Позвонив в Берлин, Гитлер приказал Герингу и Гиммлеру поторопиться, чтобы закончить кровавую бойню. 150 высших руководителей СА, подозреваемых в измене, были арестованы и посажены в угольный подвал казармы кадетской школы в Лихтерфельде. Многие понятия не имели, за что их схватили. Некоторые шли на смерть с криком "Хайль Гитлер!" К стене во внутреннем дворе выводили разом по четыре человека. Эсэсовцы срывали с них рубашки и углем рисовали черный круг на левой стороне груди. Это была мишень. С расстояния в несколько метров стрелковая команда залпами расстреливала обреченных. Час за часом продолжались казни.Приходилось часто менять команду, потому что палачи не выдерживали долгого напряжения. Жертвы кричали и корчились на земле. Один офицер добивал их выстрелом в голову. Трупы вывозили в закрытых грузовиках, предназначенных для перевозки скота.Спустя два дня был убит Рём. Гитлер распорядился оставить в его камере револьвер и дал ему десять минут, чтобы тот сам избрал "способ чести". Рём отказался поверить такому приказу и потребовал, чтобы к нему пришел его друг. Тогда два охранника, действуя по приказу Зеппа Дитриха, вошли в камеру и застрелили Рёма.Никто точно не знает, сколько человек было убито во время этой кровавой бойни. Предположительно погибло 77 нацистских главарей и около 100 рядовых членов. (Имеются сведения, что всего погибло около тысячи человек.) Хотя удар был направлен главным образом по левому крылу партии, но в неразберихе некоторые воспользовались возможностью свести старые счеты. Геринг, из зависти к воинскому званию и влиянию генерала Курта фон Шлейхера, распорядился занести его имя в список смертников. Находившийся в отставке с января 1933 специалист по интригам фон Шлейхер, хотя и относился с презрением к Рёму и его штурмовикам, все же разделил их судьбу. В то время как Гитлер летел в Мюнхен, возле виллы фон Шлейхера на окраине Берлина остановилась машина, из которой вышли шесть эсэсовцев, переодетых в гражданскую одежду. Фон Шлейхер завтракал с женой и пятнадцатилетней падчерицей. Эсэсовцы ворвались в дом и открыли стрельбу по Шлейхеру и его жене. Девочку они предупредили, что с ней будет то же самое, если она расскажет о том, что видела.Грегор Штрассер был застрелен в камере эсэсовцем, похвалявшимся: "Я убил свинью!" Вице-канцлеру Францу фон Папену повезло больше: он несколько дней лишь находился под наблюдением. Но его личный секретарь был застрелен на своем рабочем месте, а его соавтор по марбургскому выступлению убит в тюрьме. В Мюнхене 75-летнего Густава фон Кара, который одиннадцатью годами раньше подавил гитлеровский "Пивной путч" 1923, вытащили из дома, забили до смерти и кинули в болото. Не обошлось и без ужасных ошибок. Вилли Шмид, известный музыкальный критик, погиб по случайному совпадению - его перепутали с человеком по имени Вилли Шмидт. Рудольф Гесс навестил вдову и принес ей извинения. Считавшийся организатором "заговора СА" Карл Эрнст был схвачен эсэсовцами неподалеку от Бремена, когда он собирался отплыть в свадебное путешествие, отправлен самолетом в Берлин и там казнен.1 июля партийная нацистская пресса сообщила о казни 8-и главарей СА. Смерть фон Шлейхера преподнесли как "несчастный случай". 2 июля газеты сообщили, что "изменник Рём, отказавшийся признать результаты расследования", был казнен.Рано утром 2 июля все службы гестапо, СС и полиции безопасности получили следующую радиограмму, подписанную Герингом и Гиммлером: "Министр-президент Пруссии и шеф тайной государственной полиции всем полицейским властям. По приказу верховных властей все документы, связанные с операциями, проведенными за два последних дня, должны быть сожжены. Отчитаться немедленно по выполнении".3 июля состоялось заседание кабинета министров. Ни один из присутствующих, включая министра юстиции Гюртнера, личного друга многих погибших, не осмелился выступить с осуждением кровавой резни. Более того, министры поблагодарили Гитлера за спасение Германии от революционного хаоса и единодушно приняли закон, единственная статья которого гласила: "Меры, принятые 30 июня, 1 и 2 июля 1934 года и направленные на подавление попыток совершить предательство и государственную измену, расцениваются как срочные меры национальной обороны".13 июля 1934 Гитлер выступил в рейхстаге с формальным разъяснением происшедшего. Это была весьма странная речь. После обычного вступления, где он поносил своих политических предшественников и хвастался достоинствами своего режима, фюрер изложил четыре опасных, по его мнению, категории в Третьем рейхе: 1) коммунисты, поддерживаемые евреями; 2) политические лидеры старых партий; 3) банда левых революционеров во главе с Рёмом, "которому нужна была революция ради революции"; и 4) самозванные критиканы и паникеры. Никчемные сами по себе, они тем не менее опасны, поскольку являются "подлинными бациллоносителями беспорядка и неопределенности, слухов и притязаний, лжи и подозрений, клеветы и страха". Критики отметили, что Гитлер, очевидно, не осознает того факта, что обрисовал свое собственное движение.Фюрер продолжал утверждать, что уже несколько месяцев ему известны слухи о заговоре против нового порядка. Сначала он приписывал эти разговоры своим явным противникам, но теперь он воочию увидел руку предателей из СА. Он обвинил их в ведении постыдного образа жизни. Они повинны в "дурном поведении, пьяных выходках, в том, что пристают к порядочным людям". "Это не национал-социалисты, они - в высшей степени отвратительны". Гитлер упрямо утверждал, что его действия при подавлении мятежа не были противозаконными и варварскими, напротив, он действовал "ради высшей справедливости". "Это была вторая революция. Они дали ей жуткое название - "Ночь длинных ножей". Таким образом Гитлер приписал "заговору Рёма" то название, которое он присвоил собственной "кровавой чистке". Предложив составить список жертв среди членов СА, он обошел вниманием тех, кто, не будучи связанными с СА или партией, тем не менее лишился жизни во время этой резни.Свое выступление Гитлер закончил такими словами: "В этот час, взяв ответственность за судьбу германской нации на себя, я стал высшим Судией для немцев... Каждый должен знать, что если впредь он замахнется на государство, его жребием будет смерть!"Министр внутренних дел Вильгельм Фрик издал невероятный указ, в котором все действия Гитлера в этой бойне объявлялись законными, совершенными в интересах государства. Этот указ тотчас получил одобрение послушных парламентариев.Использован материал сайта Третий рейх -www.fact400.ru/mif/reich/titul.htm

Впрочем " левая" версия остается никак не единственной.
Есть и более экзотические
ГОЛУБАЯ ВЕРСИЯ( привожу первую часть и ссылку на часть вторую)

Фашизм и гомосексуализм


«—Что представляют собой господа нацисты? Убийцы и педерасты!» Бенито МУССОЛИНИ

«—Ни для кого не было секретом, что на этот раз революция будет кровавой. Когда мы говори­ли о ней, то называли её «ночью длинных ножей.
Бунтовщиков судят по особым законам. Если кто-нибудь спросит меня, почему я не передал их в обычный суд, я отвечу: я нёс ответственность за всю немецкую нацию. Следовательно, я один в течение двадцати четырёх часов был высшим Верховным судом немецкого народа. Во все времена и во всех странах бунтовщиков предавали смерти... Я велел расстрелять лидеров мятежа! Я так же приказал прижигать гнойник, порождённый внутренним и внешним ядом, до тех пор, пока не задымится живая плоть.»
 Адольф ГИТЛЕР, из выступления в Рейхстаге, 13 июля 1934 г.

----------------------<cut>----------------------

Так кто же были эти первые из ликвидированных по приказу Гитлера в «Ночь длинных ножей» штурмовики? И что случилось на самом деле в национал-социалистическом движении – война шла против гомосексуализма или это было подавление «путча Рема» и его приближённых?
Этот вопрос фашистами пояснялся в зависимости от того, что было нужно в тот или иной период.
Вот краткие биографические зарисовки ликвидированных, которые удалось найти. Начнём с конца.

Август Шнейдхубер (1887 – 30.06.1934, тюрьма Штадельхайм, Мюнхен). Обергруппенфюрер СА (1934 г.). Участник 1-й мировой войны. За боевые отличия награждён Железными крестами 1-го и 2-го класса. С 1931 г. руководитель VII обергруппы СА «Юг» (Верхняя Бавария) и префект полиции города Мюнхена. С 1932 г. депутат Рейхстага от Гессен-Дермштадта, входил во фракцию НСДАП. Один из приближённых и самых верных сторонников Эрнста Рема. Гомосексуалист. Во время «ночи длинных ножей» Гитлер лично сорвал с него знаки различия и обвинил в государственной измене (а не в гомосексуальных пристрастиях!). Перед расстрелом А. Шнейдхубер внешне спокойно сказал эсесовцам: «Господа, я не знаю, в чём здесь дело, но стреляйте метко!»

Граф Ганс Петтер Хейдебрек (1889 – 30.06.1934, тюрьма Штадельхайм, Мюнхен). Один из высших руководителей СА, группенфюрер СА (1933 г.). Участник 1-й мировой войны. В 1918 г. в Силезии сформировал Добровольческий корпус, получивший его имя. До 1923 г. во главе своих отрядов действовал против вооружённых отрядов местного польского населения, выступавших за воссоединение Померании с «великой» Польшей. Гомосексуалист. Был привлечён Эрнстом Ремом в СА, и в 1925 г. сформировал первые отряды СА в Силезии. Являлся сторонником Э. Рема и крайне влиятельным деятелем в штурмовых отрядах, пользовался огромным авторитетом среди штурмовиков (большинство членов его Добровольческого корпуса вслед за ним перешли в СА). С 1933 г. являлся командиром IV обергруппы СА «Померания».

Граф Ганс Иоахим Эрвин фон Шпрети-Вайльбах(1908 – 30.06.1934 г., тюрьма Штадельхайм, Мюнхен). Мало, что ведомо о юных годах графа. Сохранилось воспоминание людей, близких к его семье, что юного графа в возрасте 13 лет соблазнил старшеклассник. По-видимому, у него к этому была предрасположенность и он вошёл во вкус, соблазнитель стал его интимным другом на долгое время. Далее его любовником был учитель истории, недавний выпускник университета. А в 15 лет Эрвин уже сам увлёк отношением с собой и влюбил в себя своего конюха – 20-летнего крестьянского парня, наделённого недюжей физической силой, которого частенько видели по утрам, покидавшего спальню юного графа через окно. Эрвин с молодых ногтей увлекался фехтованием, верховой ездой, стрельбой из лука и пистолета. Вот и всё. Дальше Ганс-Эрвин умудрился пройти по жизни, оставляя за собой минимум следов.
Появляется след 5 января 1932 года, когда молодой граф получает звание штурмфюрера СА (т.е. лейтенанта), в этот же день его назначают офицером СА по особым поручениям в округ Хохланд. 1 июля 1932 года его переводят в округ Оберстен, а 1 апреля 1933 года фон Шпрети становится сразу штурмбанфюрером СА (майором – скачок невероятный, почти как у нашего Гагарина!). 1 мая граф совершает очередной шаг в восхождении по служебной лестнице: приказ гласит об освобождении фон Шпрети от занимаемой должности и переходе его в распоряжение высшего руководства СА с разрешением в дальнейшем ношением прежней служебной формы с предписанными знаками отличий. 31 октября фон Шпрети внезапно прикрепляют к округу Силезия всё в том же чине – офицера по особым поручениям. Но уже 1 ноября возвращают в округ Оберстен; и в этот же день Ганс-Эрвин становится личным адъютантом штабфюрера СА Эрнста Рема. 1 марта 1934 года фон Шпрети повышают в звании до штандартенфюрера СА (т.е. полковника)!
Вот факты, голые, как коленки блудливой старшеклассницы. Но за сухими цифрами и чинами человека не спрячешь. Попробуем взглянуть на него глазами современников.

 

«Ночь длинных ножей» (первая часть)

 

«Граф Шпрети, молоденький адъютантик педерастических наклонностей», — так аттестует нашего героя некто Сефтон Делмер, прибавляя, что, де, граф был необычайно женоподобен. Однако известно, что сей молодой человек отлично стрелял из пистолета и умело владел холодным оружием (шпагой и кинжалом) – увлечения подросткового возраста на прошли даром.
На встречу с Гиммлером, состоявшуюся в последних числах февраля 1934 года, Рем берёт графа фон Шпрети, «своего адьютанта с девичьим лицом и по совместительству последнюю и самую сильную любовь», как замечает один из подручных рейхсфюрера СС. Словом, репутация юного графа сложилась вполне определенная – не смотря на умелое владение оружием, иначе как «супругу» штабшефа СА его никто не воспринимает. Забавный факт: в ноябре 1933 в Тюрингии проводится военный парад, на который командующий Сухопутными войсками Рейхсвера генерал фон Фрич приглашает Эрнста Рема. Но штабфюрер СА самолично на парад не приезжает, «отправляя вместо себя своего адъютанта, красивого гомосексуалиста». Не знаю, как Ганс-Эрвин принимал парад, но генералы были оскорблены до глубины души. Рем подъехал только к официальному обеду в самый последний день смотра, и то только для того, чтобы забрать своего адъютанта и, наверное, полюбоваться вытянувшимися лицами рейхсверовцев.

 

«Ночь длинных ножей» (первая часть)

Слева: Штабфюрер СА Эрнст Рем со своей гвардией. На переднем плане по левую руку от шефа – его адьютант граф фон Шпрети-Вайльбах Г.
Справа: Группенфюрер СА Карл Эрнст, группенфюрер СА Ганс Хайн и штандартенфюрер СА Ганс-Эрвин фон Шпрети-Вайльбах.

 

На графском гербе семейства фон Шпрети-Вайльбах был означен фамильный девиз: «Te stante virebo!», что в переводе с итальянского означает «Пока ты стоишь, я живу!» В соответствии с девизом своего рода Ганс-Эрвин жил до тех пор, пока стоял у власти тот, на кого можно было опереться. Судьба приготовила ему быструю смерть от пули на залитом солнцем заднем дворе старой мюнхенской тюрьмы. 30 июля 1934 г. после «Ночи длинных ножей», граф фон Шпрети-Вайльбах заканчивает свой жизненный путь во внутреннем дворе тюрьмы Штадльхейм. На следующий день графа приказом фюрера «за измену Германии» посмертно исключают из состава СА. Тот, на кого Ганс-Эрвин опирался, прожил на день дольше.
Как рассказывал спустя 25 лет после войны обергруппенфюрер СС Карл Вольф, личный адъютант Рема штандартенфюрер СА фон Шпрети-Вайльбах, до удара фюрером плетью по лицу бывший весьма привлекательным молодым человеком, на красоту которого засматривались не только женщины, но и мужчины, перед залпом эсесовцев надрывно закричал:
— Я люблю Германию!! Хайль Гитлер!!..
Карл Вольф, в 1934 г. занимавший должность личного адъютанта Гиммлера (т.е. аналогичную должность, какую занимал фон Шпрети у Рема), не выдержал, отвернулся и чтобы скрыть свои эмоции, убежал с места казни. Они ведь дружили с молодым графом..

 

«Ночь длинных ножей» (первая часть)

Карл Вольф

 

Обергруппенфюрер СС Карл Вольф, в конце войны ставший начальником личного штаба рейхсфюрера СС Г. Гиммлера, видевший немало смертей, сам убивший не одного «врага Рейха», тот самый Вольф, которому рейхсфюрер СС в 1945 г. поручил ведение переговоров с Алленом Даллесом в Швейцарии, даже спустя много лет после войны, рассказывая об этом эпизоде гибели своего друга, не мог сдержать слёзы на глазах...
Молодой граф поражение Германии в 1-й Мировой войне с детских лет воспринимал как личную трагедию и в своём шефе Реме и фюрере видел спасительный выход для своей родины. Что ж, я не удивлюсь, если штандартенфюрер СА Ганс Иоахим Эрвин фон Шпрети-Вайльбах закончил свою жизнь именно таким выкриком...

Вильгельм Шмид (1889 – 30.06.1934 г., Мюнхен), группенфюрер СА (1933 г.). Участник 1-й мировой войны. В 1919 г. входил в состав Добровольческого корпуса Ф. фон Эппа. В 1921 г. увольняется из армии. В 1923 г. вступил в НСДАП, один из создателей и почитаемых фюреров СА. Являлся командующим I обергруппы СА «Хохланд». Один из приближённых Эрнста Рема. Именно Э. Рем назначает В. Шмида начальником отдела личного состава СА. Избран депутатом Рейхстага от Хемниц-Цвиккау. Разыскан, арестован и расстрелян в Мюнхене. О его сексуальной ориентации данных нет.
Карл Эрнст (1904 – 30.06.1934, тюрьма Лихтерфельд). Группенфюрер СА (1934 г.) Работал коридорным в гостинице, официантом, булочником, вышибалой. Отличался сильными сексуальными отклонениями, в т.ч. крайним садизмом с гомосексуальным подтекстом. Попал в поле зрения Эрнста Рема. Красивый юноша ему понравился. Рем не только затащил К. Эрнста в постель, но и сделал депутатом Рейхстага (с 1932г.) от Берлинской организации НСДАП (член партии с 1923 г.). 01.04.1931 г. Гитлер назначил Эрнста руководителем II обергруппы СА «Берлин». И тогда же Эрнст поручает Георгу Беллу создавать внутри СА собственную разведку и контрразведку. Безработные, вступая в берлинские СА, получали койку в ухоженном общежитии, их бесплатно одевали, обували и сытно кормили. К. Эрнст всячески поддерживал деятелей искусств гомосексуальной ориентации.

«Ночь длинных ножей» (первая часть)

Это была не только служба, это была не только дружба. Это было нечто большее... Эрнст Рем и Карл Эрнст

 

Впрочем, поначалу этим грешили все нацистские бонзы. Так, протеже Германа Геринга становится актёр и режиссёр Густав Грюндгенс, открытый гомосексуалист, вокруг которого всегда собиралась голубая публика. Геринг покровительственно говорил артисту, которого поставил во главе прусских государственных театров:
— Ставьте пьесы, какие хотите. Журналистов, которым не понравится премьера, я прикажу арестовать!..
После прихода фюрера к власти Эрнст становится специальным уполномоченным высшего руководства СА в Берлине и в провинции Бранденбург. Именно Карл Эрнст возглавлял команду штурмовиков, непосредственно осуществившую поджог Рейхстага. К удивлению многих старых партайгеноссе, которые считали Эрнста аморальным типом, Геринг называл его «любимым штурмовиком фюрера». Рем и Эрнст не скрывали своих любовных отношений, они продемонстрировали свои чувства даже на официальном дипломатическом приёме в турецком посольстве в октябре 1933 года.
В «Ночь длинных ножей» К. Эрнст, как и многие другие руководители СА, до последнего момента не мог понять, что происходит: ведь они не планировали ни путча, ни заговора, в которых их потом обвинили Гитлер и руководство СС3, а их мораль и гомосексуальность никогда не была предметом обсуждения и тем более критики со стороны фюрера. Никогда! Берлинский группенфюрер СА Карл Эрнст, который, согласно донесениям рейхсфюрера СС Г. Гиммлера, планировал на вторую половину дня нападение на правительственный квартал, на самом деле 30 июня отправился со своей невестой в отпуск (брак для него был маскировочным), и собирался во вполне реальное свадебное путешествие на Мадейру. (У него на свадьбе были, кстати, и Рем, и Геринг.)
Автомобилем они с невестой добрались до Бремена и там сели на пароход. И вдруг незадолго до отплытия судна он и был арестован эсесовцами. К. Эрнст, полагая, что это грубая шутка его товарищей по партии, смеялся над ней от всей души. Самолётом его доставили в Берлин. После посадки в столице он, смеясь и показывая наручники, пытался шутить с командой эсэсовцев, которые его охраняли. Сел в подкатившую к трапу полицейскую машину. Специальные номера газет, которые продавались перед зданием аэропорта, уже сообщали о его расстреле, но К. Эрнст всё ещё ничего не подозревал. Через полчаса он с недоуменным выкриком «Хайль Гитлер!» был расстрелян командой эсесовцев у стены в тюрьме Лихтерфельде, по-видимому, до последнего мгновения не веря в случившееся, либо считая всё инсценировкой и проверкой на лояльность.

Ганс Хайн (1886 – 30.06.1934, тюрьма Штадельхайм, Мюнхен). Один из создателей и высших руководителей СА. Группенфюрер СА (1934 г.) Участник 1-й мировой войны. За боевые отличия награждён Железными крестами 1-го и 2-го класса. После демобилизации участвовал в деятельности Добровольческого корпуса по противодействию коммунизму. В конце 1920-х вступил в СА. Личный друг, любовник и ставленник Эрнста Рема. Гомосексуалист. С 01.07.1931 г. руководитель обергруппы СА «Саксония». В 1932 г. избран депутатом Рейхстага от Дрездена-Бауцена, фракция НСДАП.

 

«Ночь длинных ножей» (первая часть)

Ганс Хайн и Эдмунд Хайнес

 

Эдмунд Хайнес (1897 – 30.06.1934 г., Бад-Висзее), один из высших руководителей СА, обергруппенфюрер СА (1933). Участник 1-й мировой войны. В 1918 г. произведён в лейтенанты. После войны член группы генерала Г. Россбаха в составе Добровольческого корпуса, адъютант Россбаха. Принимал активное участие в уличных боях с коммунистами. В 1921 г. вступил в НСДАП и СА, стал ближайшим помощником Эрнста Рема и его заместителем. За гомосексуализм исключался из нацистской партии и штурмовых отрядов по обвинению в «утрате нравственных качеств». Но потом почти сразу же восстановлен и в НСДАП, и в СА. С 1929 г. гаулейтер Оберпфальца. В этом же году приговорен судом к пяти годам тюрьмы за соучастие в убийстве. Освобожден по амнистии. С 1930 г. депутат Рейхстага от округа Лигниц. В 1931-34 гг. руководитель обергруппы СА «Силезия». После прихода нацистов к власти стал заместителем начальника штаба СА Э. Рема, его правой рукой. Пытался объединить вокруг Э. Рема высших офицеров СА, недовольных Гитлером, о чём партийная разведка СД4 неоднократно докладывала фюреру. Поэтому Э. Хайнес был в списке на ликвидацию одним из первых. С мая 1933 года – полицей-президент Бреслау. Организовал свою личную тюрьму, где жестоко пытал, иногда до смерти политических и своих личных противников. С 1933 г. является прусским государственным советником. Активно участвовал в подготовке и в поджоге Рейхстага, а затем в повальных арестах коммунистов и социал-демократов. В 1934 г. становится руководителем III обергруппы СА «Бреслау».
В «Ночь длинных ножей» Эдмунд Хайнес спал со своим шофером, парнем редкой физической красоты, которого Геббельс называл не иначе, как «мальчиком для радостей». При аресте оба оказали ожесточённое сопротивление: Хайнес застрелил одного, а «мальчик для радостей», стреляя навскидку, смертельно ранил двоих эсэсовцев. И оба штурмовика были буквально изрешечены уцелевшими эсесовцами из автоматов тут же, в постели. Маленькая деталь: умирая, уже в агонии, молодой шофер нашёл руку своего шефа и любовника и их пальцы сцепились в последнем прощании, да так, что расцепить их потом не удалось никому. Возможно, это сделано назло тем, кто их убил, а, может, сие было проявлением чувств. Кто знает?
Гитлер, узнав об этом, сплюнул на пол и выругался. А оба штурмовика так и были где-то похоронены в безвестной могиле вместе...

Но самым известным гомосексуалистом Третьего рейха был, пожалуй, Эрнст Рем, шеф, создатель, организатор и руководитель штурмовых отрядов (коричневой милиции) нацистской партии.

Эрнст Рем (1887 – 02.07.1934 г., тюрьма Штадельгейм, Мюнхен). Как и его земляки, Геринг и Гиммлер, Рем происходил из баварской буржуазной семьи. Сын мелкого чиновника. К описуемым событиям это был довольно полный, массивный человек сангвинического темперамента, энергичный, деятельный, спокойный, рассудительный. Но под слоем жира у него скрывалась крепкая мускульная основа. Рем не отличался тучностью, как Геринг, но бесконечные банкеты, где пили и ели часами, литрами выпиваемое пиво делали своё дело, и компенсировать всё это верховой ездой, которой он почти ежедневно усердно занимался, не удавалось. На этом мощном теле красовалась великолепная голова зверя. Глубокий шрам пересекал лицо, ещё более подчеркивая его грубые, но мужественные черты. Широкой бороздой, почти разрубая его надвое, он начинался у носа и шёл через левую скулу. Переносица была раздавлена, расплющена, а конец носа, округлый и красный, торчал как бы отдельно и имел бы комичный вид, если бы не зловещёе выражение всего лица. На всякого, кто говорит с ним, Рем глядел с открытым вызовом и спокойной наглостью, которую порождает ощущение могущества. «Я – солдат, — любил повторять он. — И смотрю на мир с точки зрения военного. В любой ситуации меня интересует только военный аспект». Короткий и твердый треугольничек усов скрывал длинную и тонкую верхнюю губу, приоткрывая широкий рот. На этой грубой жестокой физиономии застыло выражение обиженного ребёнка. Вопреки прусской военной традиции после войны Рем не брил голову. Его коротко остриженные волосы после войны были гладко причесаны. Крупные уши, заостренная верхняя часть которых резко выгибалась наружу, придавали его лицу нечто от фавна.

 

«Ночь длинных ножей» (первая часть)

Эрнст Рем

 

В 1908 году Э. Рем был младшим лейтенантом Рейхсвера. В 1914 году воевал в Лорене и гнал своих солдат в наступление сквозь грязь и холод под пулями противника. 2 июня 1916 года в чине капитана Рем со своей ротой отправился штурмовать Тиомон, укрепление в системе фортификаций Вердена, где получил серьёзное ранение – часть носа ему оторвало пулей, после чего этот шрам на лице стал виден на всех фотографиях Рема. В боях отличался храбростью. За боевые отличия награждён Железными крестами 1-го и 2-го класса.
С юношеских лет осознав свою гомосексуальность, Эрнст Рем в окопах 1-й мировой определился со своими сексуальными пристрастиями окончательно. И в дальнейшем он формировал круг своего ближайшего окружения только из этого контингента.
После окончания войны, чтобы не допустить коммунистической революции, Э. Рем вступает в Добровольческий корпус. Участвовал в заговоре, организованном генералом фон Эппом по свержению правительства Красной Баварии. С 1919 г. служил в штабе VII военного округа (Мюнхен). С этого же года Эрнст Рем начал свою борьбу против Веймарской республики, когда перешёл из добровольческих корпусов в штатный состав рейхсвера. В ту пору армейская контрразведка, действовавшая как политическое бюро рейхсвера, направила мелкого агента на заседание одной немногочисленной политической группировки, которая называлась тогда Немецкая рабочая партия, основанная в 1919 году рабочим Антоном Дрекслером и журналистом Карлом Харрером. Агента, подрабатывавшего агитатором, звали Адольф Гитлер. Рем вступил в неё (партийный билет № 6236, а у Гитлера был № 555, хотя впоследствии он утверждал, что имел партбилет с номером 7), очень быстро стал членом руководящего партийного комитета. Эта партия впоследствии стала называться НСДАП, которую узнал весь мир. Именно Рем, поначалу как начальник Гитлера, помогал ему в восхождении, а затем познакомил будущего фюрера с баварскими деятелями, также считавшими, что Версальский мир и Веймарская республика – это национальный позор Германии. Именно Рем помог Гитлеру в организации «Пивного путча», создал тайные склады оружия и боеприпасов, подбирал необходимые кадры и координировал действия правых революционеров.
Надо отдать должное: Эрнст Рем слыл талантливым организатором! Считал, что восстановить Германию сможет только партия, опирающаяся на поддержку низших классов. 03.08.1921 г. создал первые ударные группы НСДАП, получившие затем название Штурмовых отрядов – СА7. «Ещё когда я был незрелым хилым юнцом, война и тревоги привлекали меня куда больше, чем славный буржуазный порядок», — писал позже Рем в автобиографии. Именно Эрнст Рем потом преобразовал эти штурмовые отряды в личную армию Гитлера, которая со временем превратилась в инструмент запугивания политических противников и фактически привела его к власти, о чём фюрер впоследствии признавался сам.

 

 «Мой дорогой начальник штаба, 
я смог возглавить борьбу нашего национал-социалистического движения только благодаря СА, которые сокрушили красный террор. Если задача армии – защищать страну от внешнего врага, то задача СА – обеспечить победу национал-социалисти­ческой революции на внутреннем фронте, а также существование национал-социалистического государства и единства нашего народа. Когда я призывал тебя на твой нынешний пост, мой дорогой начальник штаба, СА переживали серьёзный кризис. Только благодаря тебе и твоей помощи этот политический инструмент стал в те­че­ние нескольких лет той силой, которая позволяла мне начать решающую борьбу за власть и поставить наших марксистских противников на колени. Вот почему, в конце первого года национал-социалистической революции, я должен поблагодарить тебя, Эрнст Рем, за те неоценимые услуги, которые ты оказал нашему движению и всему немецкому народу. Ты должен знать, что я благодарен судьбе за то, что она дала мне возможность назвать такого человека, как ты, своим другом и соратником. 
В знак моей дружбы и благодарности,
Твой Адольф ГИТЛЕР, 31 декабря 1933 г.»

 

«...Подчинение, вплоть до смерти, верховному руководителю СА Адольфу Гитлеру. Всё моё имущество, вся моя кровь, вся моя сила и сама жизнь, всё, чем я владею, принадлежат Германии.
Когда потребовали обстоятельства, Адольф Гитлер создал новый тип солдата – борца за политическую идею. Этим политическим борцам он дал красный флаг со свастикой – новый символ будущей Германии – и коричневую рубашку, одежду штурмо­вика в битве чести и смерти.
СА – это воплощение национал-социализма. Своими кулаками штурмовики проложили идеям национал-социализма дорогу к победе. И на своём пути СА помогли тем, кто был настроен скептически или испытывал сомнения, присоединиться к этому замечательному массовому движению нации. 
Без СА сотни тысяч рабочих не смогли бы найти нового пути Германии... Это СА спасли их от голода и безработицы, подняли со дна общества. Коричневые батальоны стали для них школой социализма... 
Хайль Гитлер!»
 Эрнст РЕМ, из речи перед дипломатическим корпусом
и иностранными журналистами 18 апреля 1934 г.

 

Один из тех, кто входил в ближний круг Гитлера в ту пору, Эрнст Ханфштенгель вспоминал, что приблизительно в 1923 году «дружба между Гитлером и Ремом стала очень крепкой, они перешли на «ты», и начались разговоры об их особых отношениях. Они вместе ходили в кино на последний сеанс». «Гитлер и я, — писал в мемуарах Рем, — были связаны узами подлинной дружбы». Рем был одним из ближайших друзей Гитлера, которого тот называл своим другом (другим таким человеком был Рудольф Гесс). Рем привлёк в партию многих бывших военных и членов Добровольческого корпуса, которые составили костяк партии. Кроме того, Рем, продолжая состоять на действительной военной службе, обеспечивал защиту Гитлеру и НСДАП со стороны военных кругов. По ряду сведений, только Рем смог убедить генерала фон Эппа выделить 60 тыс. марок из военной кассы на покупку газеты «Фёлькишебеобахтер», впоследствии ставшей центральным печатным органом нацистской партии. В феврале 1923 г. Рем добивается присоединения к НСДАП четырёх вооружённых формирований Баварии и создания под руководством Гитлера «Рабочего объединения союзов борьбы за отечество».

 

«Ночь длинных ножей» (первая часть)

1923 г. Пивной путч. Справа: Вскоре штурмовики становятся силой. Рядом с Э. Ремом неприметный личный секретарь Генрих Гиммлер, ставший впоследствии Рейхсфюрером СС.

 

В 1923 г. Рем увольняется из армии в чине капитана. Являясь командиром подразделения штурмовиков «Военное знамя империи», участвовал в «Пивном путче». Со своими штурмовиками занял штаб-квартиру командования сухопутных сил в Баварии и другие объекты, в т.ч. здание телеграфа, которые удерживали более суток. Эта попытка захвата Гитлером власти (не в пример Муссолини в Италии) бесславно провалилась. Гитлер, Рем и Гесс, некоторые другие участники путча были арестованы и привлечены к суду. Но Рем (в отличие от Гитлера), благодаря своим связям в военных кругах, был освобожден сразу после суда.
Первый спор между Гитлером и Ремом произошёл во время их пребывания в тюрьме Ландсберг. Рем не был способен к какой-то политической деятельности – он привык прибегать только к силе, а единственным средством борьбы он считал вооруженный конфликт. Гитлер же, находившийся в шоке от провалившегося переворота, решил, что необходим легальный путь проникновения в демократическую систему и уничтожения её изнутри. Споры между ними были ожесточёнными. Выйдя на волю, Рем с поражением не смирился, возглавил нелегальные СА (после «Пивного путча», как и НСДАП, они были официально запрещёны) и привлёк к ним около 30 тыс. ветеранов войны.
В своей публичной автобиографии 1928 года, громко названной «История предателя», он обрушился на буржуазные устои Германии. В своей критике он доходил до того, что открыто заявлял, будто «скорее найдет согласие с солдатом противника, нежели с немецким гражданским, так как последний – просто свинья», и он, Эрнст Рем, «не собирается говорить на его свинском языке»! Неудивительно, что руководство НСДАП тут же запретило к публикации эти мемуары.
Надо сказать, что уже в 1923 году Гитлеру поступали многочисленные жалобы на штурмовиков, которые устраивали дикие оргии, попойки, вели себя вызывающе и непристойно. Вокруг шефа штурмовых отрядов витали многочисленные сомнительные слухи. Впрочем, не стоит удивляться поведению штурмовиков! «Коричневая милиция» состояла в основном из бывших солдат, обитателей городских трущоб, воров, громил, налётчиков, люмпена. Подобное поведение для них было скорее естественным, нежели предосудительным. Да и вооружение СА больше напоминало арсенал преступников – ножи, кастеты, колья, стальные прутья, револьверы, железные цепи. И штурмовые отряды Рема доказали свою эффективность в уличных стычках с коммунистами, нередко перераставших в форменные сражения. Ведь в рядах компартии были свои штурмовые отряды – «красная милиция», которую тоже набирали точно из того же контингента, посулив им: «кто был ничем, тот станет всем»! Не лишним будет напомнить здесь пример вполне заурядного бытового убийства пьянчужки и сутенёра штурмфюрера СА Хорста Весселя другим уголовником, но коммунистом Альбрехтом Хёлером, о чём говорилось выше. В те времена в Германии для лидеров партии отряды головорезов из уголовников были очень весомым аргументом.
Однако Эрнста Рема никогда не волновала его репутация! Его гомосексуальные наклонности были общеизвестны. Как говорилось, Рем освоил этот «порок» в юности, а в окопах Первой мировой, где гомосексуальным половым актам накануне наступлений зачастую предавались практически целыми подразделениями, окончательно укрепился в своей ориентации, предпочитая в своей офицерской землянке спать с красивыми юношами-солдатами, молодыми офицерами и вольнонаёмными. Солдаты Рема подчинялись не просто командиру, а ещё и мужчине с сильной эротической харизмой. «На поле боя я сужу о солдате не по его моральному облику,— писал Рем, — а потому, настоящий ли он мужчина!»
Один из любовников Рема впоследствии вспоминал, как тот ему говорил:
— Я только с годами понял, что я – гомосексуалист. Я, конечно, припоминаю целую цепь гомосексуальных поступков ещё в юношеские годы, но тогда у меня были отношения и со множеством женщин. Правда, особого удовольствия с ними я не получал. Теперь я гоню от себя всех женщин, особенно тех, кто преследует меня своей любовью. Но я абсолютно предан матери и сестре.
Чуть позже сексуальные предпочтения и слабости Рема даже послужили поводом для нескольких судебных разбирательств. Одно из них, в январе 1925 года, было рассмотрено в Центральном окружном суде Берлина10. На суде шеф СА проходил потерпевшим по делу о краже, совершенной 17-летним Германом Сигизмундом. Согласно показаниям последнего, Рем пригласил приглянувшегося парня в пивную, а затем в гостиничный номер, где «предложил участвовать в отвратительной сцене», от которой он вроде бы отказался. Якобы случайно юноша прихватил с собой номерок от камеры хранения, в которой находились чемоданы Эрнста Рема. При получении чемоданов парень был арестован.
Историю с трудом удалось замять.
О подобных случаях генерал Людендорф, бывший политическим союзником Гитлера, через несколько лет писал:
«Я имею в своём распоряжении свидетельства, что герр Гитлер ещё в 1927 году был знаком с теми безобразиями, которые творились в его партии. В основном речь шла о гомосексуализме Рема и Хайнеса и процветавшей в «Гитлерюгенде» педерастии. Но в то время Гитлер отказался избавиться от этих людей».
Однако видимо, распутная жизнь руководителей штурмовиков и нацистской молодежной организации настолько дискредитировала НСДАП, что Гитлер в итоге всё-таки приостановил полномочия Рема и Хайнеса. Поэтому в конце 1928 г. Э. Рем уезжает в Боливию, в армии которой требовался опытный военный советник. В Южной Америке он получает звание полковника-лейтенанта (т.е. подполковника). Рем был очень доволен присвоенным званием и работой военного советника, но в Боливии новоиспечённый старший офицер очень страдал из-за фактического отсутствия в этой стране гомосексуальной субкультуры. Подобные переживания он описывал в своих письмах другому гомосексуалисту, своему другу и любовнику – доктору Хаймзоту:

«То, что ты написал мне о берлинской жизни, побудило во мне ностальгию по этому удивительному городу. Господи, я считаю дни до возвращения. Берлинские бани – это вершина человеческого счастья! Нашему общему другу Фрицу передай мои тёплые приветы и крепкий поцелуй. Я рад, что вас объединил счастливый брак. Мне только жаль, что твой муж (или он тебе жена?) не вложил в письмо свою фотографию».

Он просил Хаймзота найти мужскую порнографию и выслать ему в Боливию несколько фотографий обнажённых парней в фривольных позах.
Впрочем, такая ситуация для Рема длилась не очень продолжительный период, и ему не пришлось долго переживать свой «сексуальный голод». Дело в том, что в конце двадцатых годов в Берлине среди штурмовиков полыхнул мятеж. Их командующий Вальтер Стеннес упустил ситуацию из-под контроля, и был уволен Гитлером в отставку. Впоследствии он оказался главным военным советником у Чан Кай Ши в Китае, возглавил его разведку и контрразведку и даже стал работать на советскую военную разведку. И довольно успешно, кстати! Вместо Стеннеса назначается бывший фронтовик Пфеффер фон Заломон. Однако незадолго до сентябрьских выборов 1930 года положение снова стало неуправляемым, даже взрывоопасным: отряды СА, требуя повышения жалования, разгромили Берлинский комитет НСДАП, которым заправлял Й. Геббельс. Гаулейтеру Берлина (что-то вроде нашего секретаря обкома партии в советское время) Геббельсу пришлось унизительно просить помощи у полиции. Гитлер снимает с поста П. фон Золомона и назначает командующим штурмовыми отрядами себя, любимого. Ситуация в СА стала накаляться ещё больше. Гитлеру с трудом удавалось сдерживать негодование штурмовиков, не получивших необходимое повышение. Теперь «гомосексуалист из Ла-Паса», как за глаза называли в то время Рема, стал просто необходим рядом, чтобы успокоить и реорганизовать 100-тысячную коричневую армию – фюрер очень нуждался в энергичном деятеле, который стал бы лидером мятежных штурмовиков и утихомирил бы их. Гитлер пишет «дорогому Эрнсту», что тот крайне необходим в Берлине и по прибытии может вновь возглавить отряды СА. Но теперь закавыка состояла в том, что фюрер назначал Рема именно начальником штаба (штабфюрером) СА, а не главнокомандующим штурмовых отрядов, который обладал всей полнотой власти и имел право присваивать звания.
продолжение здесь, часть вторая

00+
НОЧЬ ДЛИННЫХ НОЖЕЙ (ЛЕВАЯ И ГОЛУБАЯ  ВЕРСИИ) 0
 
 
triny2008 / Дыши свободно! / Разное / 29 июня 2011, 15:17 / источник Печать

Ключевые слова: Рубашки
Опубликовал , 16.11.2013 в 10:52
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец 16 ноября 13, в 11:16 Как бы то ни было, ПОСЛЕ Ночи длинных ножей в окружении фюрера были по- преднему широко представлены обе сексуальные ориентации, что подтверждается и материалами второй части Голубой версии ( если не лень- пройдите по ссылочке в конце материала, не пересказывать же мне нацистские сплетни: и неохота, и информация теряется. Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 16 ноября 13, в 11:17 Насколько Рем был лев- тоже вопрос... но что он не был Лев- очевидно. Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 16 ноября 13, в 11:21 В общем... была бы причина, а повод для ночи ножей так или иначе был бы найден...
Как и повод для т н " Большого Террора".
Текст скрыт развернуть
2
mariazavelskaya mariazavelskaya
mariazavelskaya mariazavelskaya Георгий Драконоборец 18 ноября 13, в 19:55 Да. Но и отношение нацистов к гомосексуалистам тоже хорошо известно - до Ночи длинных ножей и особенно после. Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец mariazavelskaya mariazavelskaya 18 ноября 13, в 20:49 официальное отношение, да, было негативным.
Что не мешало многим видным нацистам быть " голубыми": и до, и после ночи длинных ножей. А другие видные нацисты были гетеросексуалами. А кто- то был импатентом.
Вероятно если мы говорим о нацистах, то принципиален их нацизм а не секс. ориентация.
Текст скрыт развернуть
2
mariazavelskaya mariazavelskaya
mariazavelskaya mariazavelskaya Георгий Драконоборец 18 ноября 13, в 20:57 Разумеется - не ориентация. Но она занимала довольно важное место в идеологии нацизма. Конечно, как Геринг мог рявкнуть: "в своем ведомстве я решаю, кто еврей", так и другие чины могли по каким-то причинам вполне терпимо относиться к гомосексуалистам. Но в массовом порядке - их направляли в лагеря уничтожения, даже не в концлагеря... Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец mariazavelskaya mariazavelskaya 18 ноября 13, в 21:41 Но Гесс- то успешно сидел при своей должности. Текст скрыт развернуть
2
mariazavelskaya mariazavelskaya
mariazavelskaya mariazavelskaya 16 ноября 13, в 19:27 Очень понравилось, что Рём включил в свою армию патриотов, уличных хулиганов и бандитов. Именно так - чере запятую... Текст скрыт развернуть
3
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец mariazavelskaya mariazavelskaya 16 ноября 13, в 22:55 Через запятую. Но патриоты были не лучшего толка. Текст скрыт развернуть
2
mariazavelskaya mariazavelskaya
mariazavelskaya mariazavelskaya Георгий Драконоборец 17 ноября 13, в 20:39 ((((((( Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец 18 ноября 13, в 00:24 То ж не должности! То звания! Текст скрыт развернуть
3
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец 25 ноября 13, в 00:10 Тронут высокой оценкой.
Но:
1 людей, способных вызывать интерес к написанному и выдавать прекрасные мысли на сайте Слава Богу имеется некое количество-куда меньшее чем хотелось бы, но... есть люди и я им благодарен за работу и участие в обсуждениях ибо без такого участия сайта просто не было бы. Особое спасибо Давиду, администратору сайта.
2 материал являет собой компеляцию из нескольких статей притом не моих... хотя сама по себе идея объединить в одном посте 2 столь разные версии и впрямь моя и м б позволит более всесторонне оценить описываемое событие.

А в целом: без поддержки- как работать. Спасибо Вам.
А м б и Вы подбросите на сайт тему- другую.
Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец 7 февраля 14, в 19:35 Ходят слухи о внебрачной дочери Елизаветы от Разумовского.Откуда и легенда про княжну Тараканову. Текст скрыт развернуть
1
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 7 февраля 14, в 19:43 Поставил тему про Императрицу Елизавету Петровну
Специально для Вас.

http://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43285295450/Imperatrits...
Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец 7 февраля 14, в 19:35 Про вермахт-не знаю.А вот в нацистской партии и ее силовых структурах прецедентов хватало. Текст скрыт развернуть
1
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 15

Поиск по блогу

Последние комментарии

Наташа Ширинская
Времён ЗОЛОТОЙ ЭПОХИ...! Сами вы... Застой...!
Наташа Ширинская Открытое письмо Александру Солженицыну
лекс
Сергей Краснов
Владимир Шебзухов
Oleg Modestov
Очень хочется сохранить как можно больше генеральских должностей.
Oleg Modestov Нужна ли России профессиональная армия?
Rossi
Спасибо за интересную статью!
Rossi Чеченское клинковое оружие в XIX - начале XX веков
Rossi
Щит ингушей:
https://23021944.livejournal.com/31077.html
Rossi Чеченское клинковое оружие в XIX - начале XX веков
Rossi
Григорий Самолов
Юлия ******* (+++++++)