Этносы

4 454 подписчика

Письма Суворова к дочери (из книги Жизнь Суворова, им самим описанная, или собрание писем и сочинений его, изданных с примечаниями Сергеем Глинкою. М., типография Селивановского, 1819.)

Письма Суворова к дочери (из книги Жизнь Суворова, им самим описанная, или собрание писем и сочинений его, изданных с примечаниями Сергеем Глинкою. М., типография Селивановского, 1819.)

НЕКОТОРЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПОДРОБНОСТИ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ПИСЬМАМ СУВОРОВА К ДОЧЕРИ.

[67] Во вторую Турецкую войну Суворов вступил на новое поприще славы и побед. Но и до сего уже времени оказал он незабвенные услуги отечеству. 1774 года одержал он вместе с Каменским знаменитую победу под Каслуджи. В том же году женился Суворов на Княжне Прозоровской, от которой имел дочь и сына. Хотя он мало наслаждался прелестями жизни семейственной; хотя по темным обстоятельствам негодовал на супругу свою, но всегда был нежным отцом. Спеша однажды к обязанностям службы, заехал он ночью домой, перекрестил спавших детей и – уехал. Живя вне семейства своего, он непрестанно действовал для пользы и славы России. 1777 [68] года рассеял он в Крыму скопища Хана Девлет-Гирея, сообщника Порты Оттолманской, и вместо его поставил в Ханы Шагин-Гирея. В том же году укрепил он на Кубани берег от устья реки Кубани до Кавказской линии и прекратил нападения буйных Черкесов. 1778 года поступили к нему полки, бывшие под начальством Румянцова. В сие время отразил он от Крымских берегов сильный Турецкий форт. 1783 года неутомимый Суворов привел в подданство России Нагайских Татар и вскоре потом разбил шайки их, возмущенные Шагим-Гиреем. По мере заслуг Суворова, усугублялось к нему доверенность Екатерины.

По сей доверенности препоручено ему было 1778 года защищение крепости Кинсбургской, лежащей на конце косы, которая из Крымской степени на юг Днепра по ту сторону Херсона простирается в Черное море. Прикрывая высадку на Кинбургскую косу, он [69] защищал вход и в Тавическую область. 30 Сентября 1787 года Тупки, предводимые Французскими Офицерами, приплыли к Косе и начали укрепляться. 1 Октября, видя усилия неприятеля, Суворов, устроив отряд свой, воскликнул: «Ребятя, вперед!» Хотя первый напор Турок был отражен, но они опять скопились в многочисленные толпы. Суворов был отрезан от полков своих. Усмотрев опасность своего начальника, гренадеры вскричали : «Братцы! Генерал остался впереди!» и бросились выручать его. Унтер Офицер Новиков особенно способствовал к спасению его жизни.
Неприятель был прогнан. Испытав мужество воинов Суворова, он уже не смел более тревожить берегов. В сем сражении Суворов был ранен в руку. Но ни рана, ни беспрестанные труды не истребляли из памяти его дочери, воспитывавшейся в Петербурге в Смольном [70] монастыре. Разлуку с нею услаждал он перепискою. Сердце нежнейшей матери едва ли может найти такие выражения, какие изливались в письмах его к дочери. Как Герой гремел он на поле битвы; как отец покидал сердце с дочерью. (*) Слыша шум морских волн, в дыму и пламени военном он не забывал дочери; он желал взглянуть, как она растет, и услышать ее голос! Душа Суворова способна была ко всем чувствам любви и нежности. Имя Героя украшалось в нем названиями отца, друга и великодушного сына Отечества.

сноски

(*) Выражение Суворова.

ПИСЬМА СУВОРОВА К ДОЧЕРИ.

[71] Кинбурн, ч. 20 Декабря, 1787 года (*).
Любезная Наташа!
Ты меня порадовала письмом от 9 Ноября; больше порадуешь, как на тебя наденут белое платье; и того больше, как будем жить вместе. Будь благочестива, благонравна, почитай свою матушку Софью Ивановну; или она тебе выдерет уши, да посадит за сухарик с водицею. Желаю тебе благополучно препроводить Святки; Христос Спаситель тебя соблюди новой и многие годы! Я твоего прежнего письма не читал за недосугом; отослал к сестре Анне Васильевне. У нас были драки сильные, нежели в деретесь за волосы; а как в правду [72] потанцевали, в боку пушечная картечь, в левой руке от пули дырочка, да подо мною лошади мордочку отстрелили: насилу часов чрез восемь отпустили в театру в камеру. Я теперь только что возвратился; выездил близь пятисот верст верхом в шесть дней и не ночью. Нам же весело на Черном море, на Лимане! Везде поют лебеди, ушки, кулики; по полям жаворонки, синички, лисички, а в воде стерляди, осетры: пропасть! Прости, мой друг Наташа, я чаю, ты знаешь, что мне моя матушка Государыня пожаловала Андреевскую ленту за веру и верность. Целую тебя, Божье благословение с тобою.
Отец твой Александр Суворов.

сноски

(*) К сим письмам не нужны исторические примечания. В них Суворов сам напоминает о победах своих.

[73] Кинбурн, ч. 18 Марта, 1788 года.
Милая моя Суворочка!

Письмо твое от 31 числа Генваря получил; ты меня так утешила, что я по обычаю моему от утех заплакал. Кто-то тебя, мой друг, учит такому красному слогу, что я завидую, чтобы ты меня не перещеголяла. Милостивой Государыне Софье Ивановне мое покорнейшее почтение! О! ай да Суворочка, как уже у нас много полевого салата, птиц, жаворонков, стерлядей, воробьев, полевых цветков! Морские волны бьются в берега, как у нас в крепости из пушек. От нас слышно, как в Очакове собачки лают, как петухи поют. Куда бы я, матушка, посмотрел теперь тебя в белом платье! Как-то ты растешь! Как увидимся, не забудь мне рассказать какую-нибудь приятную историю о твоих великих мужах в древности. Поклонись от меня сестрицам. Благословение Божие с тобою!
Отец твой Александр Суворов. [74]

Кинбурн, ч. 29 Мая, 1788 года.
Любезная Суворочка, здравствуй!

Кланяйся от меня всем сестрицам. У нас уж давно поспели дикие молодые зайчики, уточки, кулички. Благодарю, мой друг, за твое письмо от 6 числа марта; я оное сего дня получил. Не ошиблась ли ты уж в месяце? Тут же письмо получил от Елисаветы Ивановны Горихвостовой. Правда! это попозже писано, 15 ч. Марта; кланяйся ей от меня, и обеим вам благословение Божие! Недосуг много писать: около нас сто корабликов; иной такой большой, как смольный. Вода очень студена и так солона, что барашков можно солить. Когда буря, то на нас выбрасывает волнами; прощай, душа моя!
Отец твой Александр Суворов. [75]

Кинбурн, ч. 2 Июня, 1788 года.
Голубушка Суворочка, целую тебя!

Ты еще меня осчастливила письмом от 30 Апреля. На одно я вчера тебе отвечал. Коли Бог даст, будем живы, здоровы и увидимся. Рад я с тобою говорить о старых и новых героях; лишь научи меня, чтоб я им последовал. Ай-да Суворочка! здравствуй, душа моя в белом платье: носи на здоровье, расти велика. Милостивой государыне Софье Ивановне нижайшее мое почтение. Уж теперь-то, Наташа, какой же у них по ночам в Очакове вой! Собачки поют волками, коровы охают, волки блеют, козы ревут. Я сплю на косе; она так далеко в море в Лимане. Как гуляю, слышно, что они говорят; они так около нас, очень много! на таких превеликих лодках! шесты большие к облакам, полотна на них на версту. Видно, как табак курят; песни поют заунывные. [76] На иной лодке их больше. чем у вас во всем Смольном мух: красненькие, зелененькие, синенькие, серенькие; ружья у них такие большие, как камера, где ты спишь с сестрицами. Божие благословение с тобою!
Отец твой Александр Суворов.

[77] Кинбурн, 21 Августа, 1788 года.
Ma chere Soeur! (*)

Baisez pour moi mes autres amies, et la mains á Софья Ивановна. В Ильин и на другой день мы были в Refectoire с Турками. Ай да ох! как же мы потчивались! Играли, бросали свинцовым большим горохом, да железными кеглями в твою голову величины; у нас были такие длинные булавки, да ножницы кривые и прямые: рука не попадайся: тотчас отрежут, хоть и голову. Ну, полно с тебя, заврались! Кончилось иллюминацией, фейерверком. Хастатов весь исцарапан. С Festin Турки ушли, ой далеко! Богу молиться по-своему и только: больше нет ничего. Прости, душа моя: Христос Спаситель с тобою.
Отец твой Александр Суворов.

сноски

(*) В сие время не было никаких действий на Кинбургской косе. Суворов описывает здесь то, что происходило под Очаковым 27 Июля.

[98] Берлад, ч. 21 Августа, 1789 года.
Суворочка, душа моя, здравствуй!

Baise les mains á Софья Ивановна, поцелуй за меня сестриц. У нас стрепеты поют, зайцы прыгают, скворцы летят на воздухе по возрастам. Я одного поймал из гнезда; кормил из рота, а он и ушел домой. Поспели в лесу грецкие и воложские орехи. Пиши ко мне изредка; хоть мне и недосуг, но я письма твои читать буду. Молись Богу, чтоб мы с тобою увиделись. Я пишу к тебе орлиным пером; у меня один живет, ест из рук и помнит меня. После того я уж ни разу не танцевал. Прыгаем на коньках, играем такими большими кеглями железными, насилу поднимешь, да свинцовым горохом: когда в глаз попадет, то и лоб прошибет. Прислал бы тебе полевых цветов: очень хороши, да дорогой [99] высохнут. Прости, голубушка сестрица! Христос Спаситель с тобою.
Отец твой Александр Суворов.
P. S. Мое письмо от 27 Июня поздно придет. После того сгорело: раненных от блокформа 1 фрегат, 1 шебека и 1 брандер из блокированных. Потом ранено 7 суден: 3 тяжело, ныне на море лежат в воде; два судна из них и один корабль. Здравствуй, Суворочка, с столь знаменитыми победами; тебе в подарок план. У милостивой государыни Софьи Ивановны целую руки; кланяюсь сестрицам. [100]

Нижеследующее письмо написано по-французски. В интернет-версии приведен только русский перевод.

[101] 22 Сентября 1789 года.
Речка Рымник в Валахии; место сражения.
В самой этот день победил я Огинского… Ныне я и Принц Саксен-Кобургский с нашими соединенными силами разбили наголову великое войско неверных, состоявшее в 80 или 90,000, или больше. Сражение продолжалось весь день. Мы потеряли мало; Турков осталось на месте 5000 тел. Мы взяли три лагеря и весь их обоз, трофеев от 50 до 100 штандартов и знамен, пушек и мортир 78, то есть всю их артиллерию. Поздравляю тебя, душа моя, с сею отличною победою.

Отец твой Александр Суворов.
PS. Великий Визирь сам начальствовал; 81 пушка артиллерии со всею упряжью и припасами; под некоторыми впряжено было по 20 волов.
Благодарение Богу! я здоров; лихорадка оставила меня дорогою.
Милостивая государыня Софья Ивановна! целую ваши руки. Поздравляю с победою.

[102] В Октябре 1789 года.
Comtesse de deux Empires ! (*) Любезная Наташа Суворочка! Ай, да надобно тебе всегда только благочестие, благонравие, добродетель. Скажи Софье Ивановне и сестрицам, у меня горячка в мозгу; да кто и выдержит! Слышала ли, сестрица душа моя? еще de ma magnanime mere (**) Рескрипт на полулисте, будто Александру Македонскому; знаки Св. Андрея тысяч в пятьдесят, да выше всего, голубушка, первый класс Св. Георгия; вот каков твой папинька за доброе сердце. Чуть право от радости не умер. Божие благословение с тобою.

Отец твой Граф Александр Суворов-Рымникский.

сноски

(*) Графиня двух Империй.
(**) От моей щедрой матушки: т. е. от Императрицы Екатерины.

[103]
Душа моя, сестрица Суворочка!

Целую руки милостивой государыни Софьи Ивановны; нижайше кланяюсь любезным сестрицам. Письмо твое от 7 Сентября только ныне получил, т. е. 24 Октября, и благодарствую. У нас сей ночи был гром большой, и случаются малые землетрясения. Ох! какая ж у меня была горячка: так без памяти и упаду на траву, и по всему телу все пятны. Теперь очень здоров. Дичины, плодов очень много, рыбы пропасть, какой у вас нет в прудах, озерах, реках и в Дунае; диких свиней, коз, цыплят, телят, гусят, утят; Яблоков, груш, винограду; орехи Грецкие и Воложские поспели. С кофеем пьем буйволовое и овечье молоко. Лебеди, тетеревы, куропатки живые, такие жирные; синички ко мне в спальню летают. Знаешь ли рой [104] пчелиный? У меня один рой отпустил четыре роя. Будь благочестива, благонравна и здорова. Христа Спасителя благословение с тобою.
Отец твой Граф Александр Суворов-Рымникский.
24 Октября, 1789 года.

[105]
Числа 3 Ноября 1789 года.
Ай, да любезная сестрица. Ich küsse die Hände meiner gnädigsten Софья Ивановна; она твоя матушка. Je salue très cheres soeurs! (С почтением и благоговением кланяюсь моим любезным сестрицам) (*). У меня козочка, гуси, утки, индейки, петухи, тетерки, зайцы. Чижик умер, а других я выпустил домой. У нас листки еще не упали, и зеленая трава. Гостинцев много: наливные яблоки, дули, персики, винограду на зиму запас. Сестрицы! приезжайте ко мне, есть чем поподчивать: и гривенники и червонцы есть. Что хорошего, душа моя сестрица? мне очень тошно, когда писем не видал. Мне теперь досуг: я бы их читать [106] стал. Знаешь, что ты мне мила; полетел бы в Смольной на тебя посмотреть, да крыльев нет. Куды право какая! Еще тебя ждать 16 месяцев, а там пойдешь домой. О. как же долго! Нет, уж не долго. Привози сама гостинцу. Я для тебя сделаю бал. Кланяйся, как увидишь, Катерине Ивановне и обеим. Adieu, ma chere comtesse Суворочка! целую тебя, душа моя. Божье благословение с тобою.

Отец твой Граф Александр Суворов-Рымникский.

сноски

(*) То есть совоспитанницам Наталии Александровны.

[107]
Берлад, ч. 20 Мая 1790 года.
И я, любезная сестрица Суворочка, был тож в великой скуке, да и такой черной, как у старцев кавалерские робронды. Ты меня своим крайним письмом от 17 Апреля так утешила, что у меня и теперь из глаз течет. Ох, как же я рад, сестрица что Софья Ивановна, слава Богу, здорова! Куда как она умна, что здорова; поцелуй ей за меня ручки. Вот еще, душа моя! по твоему письму ты уже умеешь рассуждать, располагать, намерять, решить, утверждать мысли в благочестии, благонравии, добродушии и просвещении от наук. Знать тебя Софья Ивановна много хорошо сечет. У тебя другой батюшка, мой дядюшка Петр Васильевич; как будешь видеть, ему руку поцелуй. – Здравствуйте, мое солнце, мои звезды, сестрицы! У нас в поле и в лесу дикая петрушка, [108] пастернак, свекла, морковь, салат, травы зеленые, спаржи и иного очень много; всякие овощи еще не поспели, и гуси маленькие, такие выросли!.. караси белые, большие скрыпки стрепеты и Дунайские стерляди. Прости, сестрица Суворочка, Христос Спаситель с тобою! Отец твой Граф А. Суворов-Рымникский.

[57] Варшава, 10 Ноября 1794 года.
Пусть богиня невинности тобою всегда руководствует! Ты переменяешь состояние; помни, что вольное обхождение производит презрение; остерегайся вольности в поступках.

Привыкай к учтивости непринужденной.
Убегай обществ, желающих блистать умом; нравы их по большей части развратны.
Будь строга с мужчинами, говори с ними мало, когда они говорят с тобою; на похвалы их отвечай скромным молчанием.
Надейся на Провидение! оно не замедлит утвердить твой жребий: ручаюсь тебе в том.
Когда будешь во дворце и если нечаянно встретятся тебе старшие, показывай вид, будто бы хочешь поцеловать их руку, не подавая, однако, для того своей руки.

http://www.adjudant.ru/suvorov/glinka00.htm

Картина дня

наверх