Георгий Драконоборец предлагает Вам запомнить сайт «Этносы»
Вы хотите запомнить сайт «Этносы»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Сон разума в интеллектуальных лабиринтах

развернуть

Время “разброда и шатания”, наставшее в 1990-е годы на постсоветском пространстве и ознаменовавшееся в первую очередь отречением и отрицанием (не всеобщим и не всецелым) старых схем и догм, продолжается и по сию пору. Этот затяжной и мучительный идейный кризис – одно из проявлений не менее затяжного и не менее мучительного системного кризиса, охватившего все без исключения государства, возникшие на развалинах СССР. Идейный и идеологический вакуум стал быстро заполняться новыми или, гораздо чаще, хорошо забытыми старыми течениями и идеологемами. Процесс, как говорится, пошел, и в стороне от него не могли остаться главные области гуманитарного знания.

Анализу некоторых таких идейных течений и посвящена книга известного российского этнолога В.А. Шнирельмана. Она вышла в рамках проекта “Общественная кампания противодействия расизму, ксенофобии, антисемитизму и этнической дискриминации в многонациональной Российской Федерации” и представляет собой своеобразное “собрание сочинений” этого исследователя. Под одной обложкой сведены его труды, публиковавшиеся на протяжении последних 10 лет в академических журналах (“Этнографическое обозрение”, “Восток”, “Славяноведение”), доклады на конференциях, разделы из книг и сборников, статьи из научно-публицистических изданий, а также не издававшаяся ранее работа (Гл. 7. Русский ответ: археология, русский национализм и Арктическая прародина). Это обусловило некоторую, на первый взгляд, эклектичность рецензируемой книги, равно как и неизбежные в таком случае смысловые повторы. Но эклектичность эта внешняя. Структура книги подчинена строгой научной логике: анализ истоков того или иного идейного течения, его “корней”, рассмотрение его связи с существовавшими к моменту зарождения этого течения культурологическими и философскими (иногда квазикультурологическими и псевдофилософскими) теориями, а также с доктринами национализма, наконец, изучение его трансформации в современной России. Речь идет о евразийстве, арийском мифе и неоязычестве.

Евразийство вслед за В.А. Шнирельманом с некоторыми оговорками действительно можно назвать интеллектуальным течением, в отличие от двух последних, которые уже без всяких оговорок представляются псевдоинтеллектуальными (а иногда антиинтеллектуальными). Поэтому разные разделы книги представляют неодинаковый интерес для различной аудитории. Так, интеллектуалы, стремящиеся глубже понять идеи “отцов-основателей” евразийства – Н.С. Трубецкого и Л.П. Карсавина – найдут здесь подробный анализ их позиций по многим мировоззренческим и научным вопросам, а также взглядов их многочисленных последователей.

Отстаивая ценность научного вклада евразийцев в ряд областей знания, В.А. Шнирельман указывает на отдельные положения и гипотезы (с. 41–42), которые до сих пор широко используются в истории, культурной и социальной антропологии, философии. Хотелось бы, однако, подчеркнуть, что ряд гипотез был выдвинут не евразийцами, вернее, не только ими. Не имея здесь возможности подробно останавливаться на всех приведенных В.А. Шнирельманом идеях евразийцев, замечу все же, что, например, членение культуры на “высшую” и низшую”, культуру “элиты” и культуру “простонародья” принадлежит не только и не столько Трубецкому. Подобные взгляды получили широкое распространение в конце XIX и особенно в начале XX в., прежде всего во Франции, в разработке “истории ментальности”, восходящей к идеям Э. Дюркгейма и Л. Леви-Брюля. Позднее эти взгляды нашли наиболее полное воплощение у создателей и сторонников знаменитой школы “Анналов”, о чем много и подробно писали (см., напр.: Шартье 2004; Geertz 1975: 142–169). Точно так же культурный релятивизм, партикуляризм и антипрогрессизм – не достижение одних лишь евразийцев. Все эти идеи получили широкое распространение в Европе в рассматриваемый период как реакция на популярные до тех пор позитивизм, эволюционизм и детерминистские концепции.

Более того. Не являясь, подобно В.А. Шнирельману, специалистом по истории евразийских идей, я в то же время – в отличие от некоторых исследователей, которых В.А. Шнирельман справедливо критикует (с. 38–40) – все же знакома с рядом работ Н.С. Трубецкого, Л.П. Карсавина, и в особенности Г.В. Вернадского, а также Л.Н. Гумилева. Рискуя навлечь на себя упрек в недостаточной компетентности, скажу все же, что это чтение оставило у меня впечатление (в целом) поверхностности и вторичности и в общем – déjà vu. Особенно это касается национализма евразийцев, который В.А. Шнирельман, на мой взгляд, иногда слишком прямолинейно связывает с функционалистским методом. В национализме евразийцев отчетливо различимы влияния разных идей и подходов, включая отечественное славянофильство, так много заимствовавшее из немецкого романтизма. Становлению национализма способствовали также распространенные в этнологии и культурологи в XIX – начале XX в. направления, особенно теория среды, теория миграций, диффузионизм, теория культурных кругов и др. При всем различии подходов и значимости сделанного в науку вклада большинству евразийцев, хотя и в разной мере, свойственны ксенофобия разного плана и уровня (антикатолицизм, “антиукраинизм”, антисемитизм и пр.). И сотрудничество многих евразийцев с “органами”, и симпатии некоторых из них к нацизму тоже ведь не случайны. Особенно явственны ксенофобские тенденции, как это показывает В.А. Шнирель­ман, в неоевразийстве, прежде всего в работах Л.Н. Гумилева и его последователей. Примером могут служить не только сами по себе утверждения о “химерических образованиях, возникающих в результате смешения этносов”, но и то, что такие “химеры” могут быть “хорошими” (скажем, если славяне смешиваются с любимыми Л.Н. Гумилевым тюрками или монголами) или “плохими” (в случае смешения кого бы то ни было с не любимыми им евреями).

Нет смысла пересказывать эту интересную и очень нужную книгу. Да это и невозможно, так как нельзя изложить на страницах рецензии все приведенные автором книги факты и тем более – воспроизвести сделанный им развернутый и всесторонний анализ названных идеологем. Именно идеологем, так как даже евразийство я не склонна считать строго научным направлением, не говоря уже о неоязычестве и “славяно-арийстве”. Многие главы книги выдержаны в строгом академическом духе и представляют собой самостоятельные исследовательские работы, базирующиеся на солидном методологическом фундаменте и обширнейшей библиографии. Другие главы принципиально полемичны, не утрачивая при этом научного характера. Однако сквозь всю рецензируемую работу красной нитью проходит связь анализируемых В.А. Шнирельманом идеологем с национализмом, а также ксенофобией, расизмом и антисемитизмом. Недаром в каждом разделе этим сюжетам посвящены отдельные главы: гл. 4 (Евразийство и евреи); гл. 6 (Страсти по Аркаиму: арийская идея и национализм); гл. 11 (Мифы русского язычества и антисемитизм); гл. 13 (О новом и старом расизме в современной России). Названия этих глав “говорят” сами за себя, равно как и о том, что именно объединяет те идейные течения, которые рассматривает автор книги.

Однако к уже сказанному В.А. Шнирельманом об арийском мифе и неоязычестве хотелось бы добавить несколько слов. Дело не в псевдонаучных “играх” Н. Гусевой, О. Трубачева, С. Антоненко и ряда других авторов, пытающихся переписать историю славян, прародину которых они помещают в весьма различные места, но преимущественно – на Крайний Север и даже на Северный Полюс, не в попытках “вычислить” шумеров-украинцев, славян-финикийцев, обнаружить Явь, Навь, Правь, Опаленный Стан, гору Сиян и т.д. и т.п. И не в том даже, что чтение подобных текстов напоминает даже не блуждание в интеллектуальных лабиринтах, а ознакомление с историями болезни. Вопрос в другом: почему все это агрессивное мифотворчество охотно востребовано деятелями определенной политической ориентации (А. Дугин, В. Емельянов, А. Баркашов, В. Безверхий и др.) и некоторой частью российского общества?

То, что взгляды российских “арийцев” и неоязычников “срисованы” с идей, обретших популярность в конце XIX – начале XX в. в Европе, особенно в Германии времен Третьего рейха, вряд ли может вызывать сомнения; а В.А. Шнирельман убедительно и интересно это иллюстрирует. Нередко исследователи пишут, что распространение подобных идей и их применение на практике имели место в тех странах, которые в силу разных причин испытали чувство сильного национального унижения, прежде всего в Германии и Италии. Надо ли говорить, что чувство национального унижения вкупе с причинами экономического, социального, культурологического плана питает расистские и ксенофобские настроения и в современной России. Это ярко иллюстрирует цитата из С.Антоненко, приведенная В.А. Шнирельманом: “русский, славянский народ имеет великое прошлое; он был частью великой арийской общности, и он никогда не примирится с жалкой ролью просителя на задворках цивилизации” (с. 129). Чувство унижения, комплекс неполноценности и тоска по утраченному прошлому – именно в этом кроются причины всех перечисленных В.А. Шнирельманом околонаучных “игр в бисер” и их популярности.

Вспоминая названия другой недавно вышедшей книги В.А. Шнирельмана “Лица ненависти. Антисемиты на марше”, которая посвящена наиболее заметным моментам в истории современного антисемитизма (см. также: Соколовский 2005: 164–166), невольно хочется назвать рецензируемую работу “Лица ненависти в интеллектуальных (точнее, псевдоинтеллектуальных) лабиринтах”. Это впечатление усиливается после прочтения заключительного раздела книги (Новые идеологии и учебники истории), который, на первый взгляд, несколько “выпадает” из всего предыдущего хода исследования. Однако именно он особенно наглядно иллюстрирует высказанные В.А. Шнирельманом ранее мысли.

По мнению В.А Шнирельмана, многие пороки современных учебных пособий по истории проистекают, помимо прочего, из-за излишнего увлечения их авторов цивилизационным подходом, а также из-за воздействия теории этноса, которая, как считает исследователь, почти неизбежно приводит к расизму. Я не являюсь горячим сторонником цивилизационного подхода, полагая, что он не слишком продуктивен для научного дискурса, хотя и очень привлекателен для дискурса околонаучного. Однако я все же не могу полностью согласиться с утверждением В.А. Шнирельмана о том, что этот подход вольно или невольно способствует поиску врага (с. 318). Например, говоря о взглядах одного из “патриархов” конструирования цивилизаций А. Тойнби (Носенко 1991), я с трудом могу представить, какого врага-супостата следует искать после прочтения грандиозного творения одного из крупнейших культурологов современности (Toynbee 1934–1961). Точно так же, не будучи приверженцем теории этноса, которую в последние годы много и справедливо (а порой и не очень) критикуют, я все же не могу согласиться с тем, что она дает основание для упрека в расизме.

Здесь не место подробно останавливаться на анализе цивилизационного подхода и теории этноса. Замечу лишь, что в версии Ю.В. Бромлея эта теория при всей ее схоластичности расизмом никак не страдает. Даже Дж. Бэнкс, один из наиболее последовательных критиков теории этноса, считавших ее в принципе примордиалистской, писал, что Ю.В. Бромлей и его сторонники в своих взглядах на этничность близки к ситуационизму, поскольку они признают значимость экономических и политических факторов (от себя добавим – и социальных. – Е.Н.) (Banks 1996: 24). Я уже не говорю о том, что приравнивание примордиализма к расизму – явное упрощение, как упрощением кажется мне и деление всех исследований на последователей примордиализма, конструктивизма и инструментализма.

Скорее, авторы многих учебных пособий увлечены, как это явствует из анализа В.А. Шнирельмана, тем же евразийством (в его крайних формах), а также “арийским мифом”, Русской идеей, “нордической теорией” и пр., о чем исследователь писал выше. По роду деятельности мне приходится не так уж часто обращаться к школьным учебникам. Поэтому мне было особенно интересно узнать, как конкретно воплощаются в жизнь и “влияют на юные умы” интеллектуальные игры взрослых и какие семена ненависти и вражды могут взойти на этой почве – будь то в учебниках по истории России, Татарстана, Осетии или других регионов. Весьма любопытно замечание В.А. Шнирельмана, что авторы многих таких учебников – бывшие преподаватели истории КПСС, марксизма-ленинизма, научного атеизма. Я не вполне уверена, что эти авторы знакомы с трудами того же А. Тойн­би, Э. Мейера, О. Шпенглера и даже Ю.В. Бромлея. Так что же способствует поиску врага и расизму – явному или латентному? Ксенофобия самого разного уровня, присущая творениям евразийцев, неоязычников и творцов арийского мифа, безусловно, гораздо сильнее вдохновляет авторов упоминаемых В.А. Шнирельманом учебных пособий.

И последнее. Книга посвящена “светлой памяти Николая Михайловича Гиренко, мужественного борца с неонацизмом и расизмом”. Мне не хотелось бы впадать в излишний пафос, но думается, что Н.М. Гиренко был бы доволен этой умной и небеспристрастной книгой.

 

Литература

 

Носенко 1991 – Носенко Е.Э. О некоторых культурологических воззрениях А. Тойнби (к вопросу об этнокультурных контактах) // Этнические факторы и общество. М.: Институт этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, 1991. С. 15–26.

Соколовский 2005 – Соколовский В.С. Рец. на: Виктор Шнирельман. Лица ненависти. Антисемиты на марше. М.: Academia, 2005. // Этнограф. обозрение. 2005. № 6. С. 164–166.

Шартье 2004 – Шартье Р. Интеллектуальная история и история ментальностей: двойная переоценка? // Новое литературное обозрение. 2004. № 66.

Banks 1996 – Banks M. Ethnicity: Anthropological Constructions. L.; N.Y.: Routledge, 1996.

Geertz 1975 – Geertz Cl. The Interpretation of Cultures. L.: Hutchinson, 1975. P. 142–169.

Toynbee 1934–1961 – Toynbee A.J. A Study of History. Vol. I–XII. L., 1934–1961.

 Источник: Этнографическое обозрение, 2006. " 4 - 

https://www.google.ru/webhp?sourceid=chrome-instant&ion=...0%B1%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5  

Книгу В.А. Шнирельмана "Интеллектуальные лабиринты можно прочитать здесь - http://artifact.isu.ru/Files/Shnilerman_Intellectual_Labirin... 

 

Книга вышла 10 лет назад, рецензия вышла годом позже. С тех пор изменилось многое, новые мифы реанимируются и создаются заново, переписывается история. Но проблемы, поднятые в книге, остаются. Тем она и интересна.


Опубликовала mariazavelskaya mariazavelskaya , 16.05.2015 в 23:02
1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 25 мая 15, в 23:18 Интересно отметить, что в собрании сочинений 1966 года это знаковое стихотворение появляется в чуть измененной редакции.
По сути изменено одно слово. Но какое!..
Все остальное- просто техническая правка, чтоб сохранить стихотворный размер:


Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб фашист, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Взял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви...

Если ты фашисту с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Пусть фашиста убил твой брат,
Пусть фашиста убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Раз фашиста убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!
1942
Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т.
Москва: Художественная литература, 1966.
Текст скрыт развернуть
1
mariazavelskaya mariazavelskaya
mariazavelskaya mariazavelskaya Георгий Драконоборец 25 мая 15, в 23:19 Тут нечего сказать... Дата под обоими произведениями - 1942 г. - многое объясняет. Текст скрыт развернуть
0
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец mariazavelskaya mariazavelskaya 25 мая 15, в 23:22 И дата под 2й версией Симоновского стихотворения много объясняет!
1966й год. Германская Демократическая Республика- союзник СССР по Варшавскому Договору.
Текст скрыт развернуть
1
mariazavelskaya mariazavelskaya
mariazavelskaya mariazavelskaya Георгий Драконоборец 25 мая 15, в 23:25 Да - и время прошло. 20 лет - это срок... Текст скрыт развернуть
0
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец mariazavelskaya mariazavelskaya 25 мая 15, в 23:49 Еще какой срок.


Чтоб закончить эту подтему.
Еще одно стихотворение Симонова.
В нем вовсе нет ни слова немец, ни слова фашист.
Но оно многое объясняет. И про него, и про Эренбурга, и про сотни других военкоров...

Константин Симонов
Песня военных корреспондентов

От Москвы до Бреста
Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С лейкой и с блокнотом,
А то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли.
Без глотка, товарищ,
Песню не заваришь,
Так давай по маленькой нальём.
Выпьем за писавших,
Выпьем за снимавших,
Выпьем за шагавших под огнём!

Есть, чтоб выпить, повод —
За военный провод,
За У-2, за эмку, за успех.
Как пешком шагали,
Как плечом толкали,
Как мы поспевали раньше всех.
От ветров и водки
Хрипли наши глотки,
Но мы скажем тем, кто упрекнет:
«С наше покочуйте,
С наше поночуйте,
С наше повоюйте хоть бы год!»

Там, где мы бывали,
Нам танков не давали —
Но мы не терялись никогда.
На пикапе драном
И с одним наганом
Первыми въезжали в города.
Так выпьем за победу,
За нашу газету.
А не доживем, мой дорогой,
Кто-нибудь услышит,
Снимет и напишет,
Кто-нибудь помянет нас с тобой!
Текст скрыт развернуть
1
евгений цаплин
евгений цаплин Георгий Драконоборец 27 мая 15, в 22:18 понятно у тебя к сталину ксенофобия. Текст скрыт развернуть
0
евгений цаплин
евгений цаплин mariazavelskaya mariazavelskaya 27 мая 15, в 23:55 это был не особый случай это был нормальный подход с точки зрения идеологической обработки.вот сейчас термин ксенофобия тоже служит этой цели потому как прекрасный ярлык а навесить его можно любому . Текст скрыт развернуть
1
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец евгений цаплин 28 мая 15, в 08:31 Что касается ксенофобии... все мы не без недостатков, это да.
Но я все ж не верю, чтоб Русский мужик с головой и нормальной исторической памятью, такой как ты, действительно не видел разницы между и-нет полемиками где термин "
ксенофобия ИНОГДА используется не по делу ( а чаще все- таки по делу!)
и ТОЙ компанией " убей немца"... Хотя справедливости ради замечу, что когда я поставил на сайте подборку архивно- музейных агитматериалов на тему " Убей немца". 2-3 блогера всерьез заподозрили ( уличили?) меня в ксенофобии к немецкому народу и просто спрашивали зачем я это из нафталина вытащил... спасибо Елена вступилась.
Текст скрыт развернуть
1
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец евгений цаплин 28 мая 15, в 08:46 :)


Зато к грузинам- нет. Хотя я с ними воевал.
И к осетинам нет. За которых воевал с грузинами.
И к чеченам нет... Что в моем случае было немножко сложней. И не всем нам удалось.
Текст скрыт развернуть
2
mariazavelskaya mariazavelskaya
mariazavelskaya mariazavelskaya Георгий Драконоборец 28 мая 15, в 14:19 Это прекрасная фронтовая песня, но это и правда другое... Текст скрыт развернуть
1
евгений цаплин
евгений цаплин Георгий Драконоборец 7 июня 15, в 00:57 я вижу разницу понимаю термин ксенофобия а так же понимаю принципы пропаганды.практически любые конфликты при желании можно объяснить ксенофобией все репрессии или просто неприязнь да просто взял и назвал и всем полегчало кроме пожалуй того кого ксенофобом окрестили(сталину уже на это плевать помер)ну и так дальше пойдёт полёт мысли революция ксенофобы крепостное право ксенофобы вся история россии при желании может превратится в ксенофобию(что уже успешно сделали до нас разные богоизбранные юбер аллесы и демократизаторы).вот дело то какое благое и нам проще разбиратся что откуда и им (тем кто русских не любит но не ксенофобы)проще нам объяснять что мы плохие.и придётся согласится либо признать что не всё в этом мире ксенофобией мотивируется а вместе с этим признать что у ксенофобии есть причины и что не каждая неприязнь это ксенофобия.и что фобий много кстати есть такая колурофобия когда клоунов боятся напервый взгляд тоже ксенофобия(клоун сильно отличается от обычного человека и это бросается в глаза)но нет данная боязнь ксенофобией не является и уголовному преследованию и общественному порицанию не подлежит(хотя было бы забавно) Текст скрыт развернуть
0
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец евгений цаплин 7 июня 15, в 15:04 Хм... Нелюбовь к Русским- это тож
ксенофобия, это ваще неправильно.

Но ксенофобия как ни крути существует.
В т ч и как нелюбовь к нам. Увы!

Если ты не любишь человека, который ну скажем мины на тебя ставит или просто в мирной жизни бизнес твой рекетирует- это просто борьба за свои интересы. И эта нелюбовь естественная и правая.
А если ты эту неприязнь переносишь на весь его этнос и нелюбишь людей просто потому, что они к этносу принадлежат- тогда ксенофобия.
Что тут сложного?
Текст скрыт развернуть
0
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 7 июня 15, в 15:10 Если конкретный чечен или украинец... Или голландец... сотрудничал с нацистами и служил в полиции, и граждан мирных расстреливал- естественно что после войны и во время ее тем более- он мишень для любого солдата коалиции и ваще кандидат на веревку.
А если ВСЕМ чеченам не доверяют и на этом основании высылают- тогда ксенофобия. И чем оно тогда отличается от того как турки поступали с понтийскими греками? Или с анатолийскими армянами ( последнее наш Верховный Главнокомандующий недавно и вовсе охарактеризовал как геноцид во время поездки в Ереван).
Текст скрыт развернуть
0
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 7 июня 15, в 15:11 Притом ни голландцев, ни украинцев никто никуда как этносы не высылал!( и это совершенно правильно). Текст скрыт развернуть
0
vlad ilfan
vlad ilfan 18 мая 15, в 08:03 Читать подобную чушь не стану! Мне хватило анталогий Мурада Аджи! Текст скрыт развернуть
-1
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец vlad ilfan 18 мая 15, в 08:35 Что Вы имеете в виду под чушью? Книгу? Статью? Комментарии?
И кто такой Мурал Аджа? Мне его творчество незнакомо.
Про Али Агджу- да, слыхал.
Известный человек... с римским папой встречался.
Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 18 мая 15, в 10:43 Если Вы знаток творчества Мурада Аджи- поместите пост с изложением его взглядов.
... А я может быть поставлю пост по Агдже
Текст скрыт развернуть
2
Даниил Носков
Даниил Носков Георгий Драконоборец 21 мая 15, в 00:53 2 раза встречался! Сперва на площади Святого Петра.Потом в камере. Текст скрыт развернуть
1
Даниил Носков
Даниил Носков 21 мая 15, в 00:58 Гойя.Сон Разума рождает чудовищ.Офорт. Текст скрыт развернуть
2
mariazavelskaya mariazavelskaya
mariazavelskaya mariazavelskaya Даниил Носков 22 мая 15, в 12:35 Порождает... Текст скрыт развернуть
1
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 104

Поиск по блогу

Последние комментарии

Константин
май 1987 - ноябрь 1987
Константин Остров Русский - символ солдатского унижения
Константин
Это всё хуйня кто дрищем служил, дрищем и останется
Константин Остров Русский - символ солдатского унижения
O
Имя Не Указано
Имя Не Указано
Имя Не Указано
Имя Не Указано
Светлана Алипова (Федько)
Иван Сидоров
Владимир Константинович