Георгий Драконоборец предлагает Вам запомнить сайт «Этносы»
Вы хотите запомнить сайт «Этносы»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Этносы в штанах и без штанов

развернуть
А почему римляне ходили без штанов?  




Начнем с того, что штаны римляне носили. Но не всегда и не все. Например, в фильме Мэла Гибсона «Страсти Христовы» легионеры одеты в короткие кожаные портки выше колен. Это исторически достоверно. С 1-го века новой эры легионеры ходили в портках.
Зато прочие римляне в большинстве своем брюк не носили. Почему – никто не знает. Думаю, этот обычай родился в Древней Греции. Там было тепло. Греки значительную часть времени ходили голыми. Голыми участвовали в спортивных состязаниях, парились в бане, упражнялись в гимназиях (это места вроде наших фитнес-клубов). Постепенно сложился культ обнаженного тела. Они думали не о том, во что одеться, а как удобней раздеться. Так родился греческий наряд. Это была квадратная белая простыня, в которую драпировался обычный городской грек. Называлась такая простыня «гиматий». Под нее надевали белую же рубаху – хитон. Шили это бельишко из льна или тончайшей шерстяной ткани – синдония, невероятно модного в то время. Ткань называлась по имени финикийского города Сидон, где ее изготавливали. Сейчас это город Сайда в Ливане.
Римляне считали себя родней греков. Подражали во всем – писали комедии как греки, состязались в спорте как греки. Ну и одеваться старались по греческой моде. Верхнее платье звалось у них «тога». Ее украшали пурпурной каймой. У сенаторов – пошире, у «всадников» - поуже. Под тогой носили рубаху – тунику из льна или шерсти. Вшивостью не страдали: греки и римляне отличались редкой чистоплотностью.
Возвращаюсь к штанам. Штаны придумали северные народы, арийцы. Произошло это очень давно, не менее четырех тысяч лет назад на Урале. До этого первобытные люди носили меховые или кожаные комбинезоны. И вот – кому-то пришло в голову их разделить. Штаны надежно защищали от холодов, а впоследствии выяснилось, что они удобны при верховой езде. Ведь арийцы были конным народом. Но римлянам носить штаны было западло. Это стало элементом этнического поведения. Свидетельством непохожести на варваров. Не носишь штаны – значит ты человек. Носишь – быдло варварское.
По той же причине арийцы не отказались от штанов даже после переселения в жаркий Иран (Иран – это Ариана, земля арийцев). Этот атрибут одежды сделался признаком арийской расы. Здесь выработался совсем иной стереотип. Вместо греческого эксгибиционизма – стыдливость. Вместо обнаженки – укутывание в десять одежд. И так далее. Вот такими важными вещами и отличались этносы друг от друга.
Но никакое правило невозможно без исключений. Например, северная ветвь греков – македонцы. Зимой они носили рейтузы из козьего пуха. Легко, удобно и непохоже на варваров. Летом бродили с голыми ногами. Кавалеристам ездить так было очень неудобно. Приходилось вносить изменения. Поэтому римляне и ввели у себя кожаные шорты. Сначала для всадников, затем для пехоты.
Но этим дело не кончилось. Постепенно римляне вырождались. И откашивали от армии. Зато в легионы охотно шли служить германцы. Они вводили в обиход свои элементы одежды и амуниции. В том числе штаны. Германцы ходили в длинных брюках, рубахах, коротких плащах. Отпускали волосы до плеч. Это нравилось римским матронам. Чтобы нравиться женщинам, римские патриции стали наряжаться на германский манер. Германское стало модным. Так появились бороды, длинные волосы. И конечно, штаны.
Этот атрибут мужского костюма часто менялся. В средние века штаны заправляли в высокие сапоги. Особый вид панталон придумали для монахов. По этому поводу разгорелся даже спор между католиками и православными. Католики разрешили своим монахам носить панталоны под рясой. Православные были против. Греческие монахи долгое время носили рясу на голое тело, обходясь без белья. Видимо, сохраняли традиции древнегреческих предков, которые стремились легко раздеваться. Русские монахи относились к этим предписаниям гораздо практичнее – просто игнорировали их. Под рясами носили исподнее, в том числе штаны. Поступать иначе в русском климате, который не балует теплом, было бы самоубийственно.
А штаны между тем эволюционировали своим чередом. Теперь они сделались средством не только различать пол (мужчина и женщина), нацию (варвар и римлянин), но и социум. Дворяне стали носить панталоны – кюлот. Это был род длинных пышных трусов. Горожане и мужики носили брюки. И однажды перебили всех дворян. Так произошла Великая Французская революция санкюлотов (длинных штанов). С тих пор брюки начали победное шествие по миру. Постепенно стирая половые, социальные, национальные различия. Сегодня их носят мужчины и женщины, олигархи и работяги, китайцы и немцы. Пошла ли на пользу эта унификация – вопрос другой.

Иллюстрации, изображающие древних римлян и их костюмы от художника Tom Tierney. Эти картинки чёрно-белые, поэтому могут быть использованы как раскраска.

Римский сенатор с женой и сыном
костюм римского сенатора. картинка
Римский полководец и центурион
Римский полководец и центурион

римские легионеры
доспехи и вооружение римских легионеров. картинки

гладиаторы и горнист, возвещающий о начале боя
римские гладиаторы. картинки

знатные римлянки
женский костюм древнего Рима. картинки

Римские магистраты в тогах
Римские магистраты в тогах. картинки


Галла Плацидия (388—450) и её сын - римский император Валентиниан III (419-455). Галла Плацидия 12 лет управляла Западной Римской империей в малолетство своего сына.
Галла Плацидия и Валентиниан III
мужской и женский костюм Древнего Рима. картинки
мужской и женский костюм Древнего Рима. картинки

 

 

                                  ВМЕСТО ПРИЛОЖЕНИЯ

 

Алексей Константинович Толстой

Сон Попова (1873)

 

1
 
Приснился раз, бог весть с какой причины,
Советнику Попову странный сон:
Поздравить он министра в именины
В приемный зал вошел без панталон;
Но, впрочем, не забыто ни единой
Регалии; отлично выбрит он;
Темляк на шпаге; всe по циркуляру -
Лишь панталон забыл надеть он пару.
 
2
 
И надо же случиться на беду,
Что он тогда лишь свой заметил промах,
Как уж вошел. «Ну, - думает, - уйду!»
Не тут-то было! Уж давно в хоромах
Народу тьма; стоит он на виду,
В почетном месте; множество знакомых
Его увидеть могут на пути -
«Нет, - он решил, - нет, мне нельзя уйти!
 
3
 
А вот я лучше что-нибудь придвину
И скрою тем досадный мой изъян;
Пусть верхнюю лишь видят половину,
За нижнюю ж ответит мне Иван!»
И вот бочком прокрался он к камину
И спрятался по пояс за экран.
«Эх, - думает, - недурно ведь, канальство!
Теперь пусть входит высшее начальство!»
 
4
 
Меж тем тесней все становился круг
Особ чиновных, чающих карьеры;
Невнятный в зале раздавался звук,
И все принять свои старались меры,
Чтоб сразу быть замеченными. Вдруг
В себя втянули животы курьеры,
И экзекутор рысью через зал,
Придерживая шпагу, пробежал.
 
5
 
Вошел министр. Он видный был мужчина,
Изящных форм, с приветливым лицом,
Одет в визитку: своего, мол, чина
Не ставлю я пред публикой ребром.
Внушается гражданством дисциплина,
А не мундиром, шитым серебром.
Все зло у нас от глупых форм избытка,
Я ж века сын - так вот на мне визитка!
 
6
 
Не ускользнул сей либеральный взгляд
И в самом сне от зоркости Попова.
Хватается, кто тонет, говорят,
За паутинку и за куст терновый.
«А что, - подумал он, - коль мой наряд
Понравится? Ведь есть же, право слово,
Свободное, простое что-то в нем!
Кто знает? Что ж? Быть может! Подождем!»
 
7
 
Министр меж тем стан изгибал приятно:
«Всех, господа, всех вас благодарю!
Прошу и впредь служить так аккуратно
Отечеству, престолу, алтарю!
Ведь мысль моя, надеюсь, вам понятна?
Я в переносном смысле говорю:
Мой идеал полнейшая свобода -
Мне цель народ - и я слуга народа!
 
8
 
Прошло у нас то время, господа, -
Могу сказать: печальное то время, -
Когда наградой пота и труда
Был произвол. Его мы свергли бремя.
Народ воскрес - но не вполне - да, да!
Ему вступить должны помочь мы в стремя,
В известном смысле сгладить все следы
И, так сказать, вручить ему бразды.
 
9
 
Искать себе не будем идеала,
Ни основных общественных начал
В Америке. Америка отстала:
В ней собственность царит и капитал.
Британия строй жизни запятнала
Законностью. А я уж доказал:
Законность есть народное стесненье,
Гнуснейшее меж всеми преступленье!
 
10
 
Нет, господа! России предстоит,
Соединив прошедшее с грядущим,
Создать, коль смею выразиться, вид,
Который называется присущим
Всем временам; и, став на свой гранит,
Имущим, так сказать, и неимущим
Открыть родник взаимного труда.
Надеюсь, вам понятно, господа?»
 
11
 
Раздался в зале шепот одобренья,
Министр поклоном легким отвечал,
И тут же, с видом, полным снисхожденья,
Он обходить обширный начал зал:
«Как вам? Что вы? Здорова ли Евгенья
Семеновна? Давно не заезжал
Я к вам, любезный Сидор Тимофеич!
Ах, здравствуйте, Ельпидифор Сергеич!»
 
12
 
Стоял в углу, плюгав и одинок,
Какой-то там коллежский регистратор.
Он и к тому, и тем не пренебрег:
Взял под руку его: «Ах, Антипатор
Васильевич! Что, как ваш кобелек?
Здоров ли он? Вы ездите в театор?
Что вы сказали? Все болит живот?
Ах, как мне жаль! Но ничего, пройдет!»
 
13
 
Переходя налево и направо,
Свои министр так перлы расточал;
Иному он подмигивал лукаво,
На консоме другого приглашал
И ласково смотрел и величаво.
Вдруг на Попова взор его упал,
Который, скрыт экраном лишь по пояс,
Исхода ждал, немного беспокоясь.
 
14
 
«Ба! Что я вижу! Тит Евсеич здесь!
Так, так и есть! Его мы точность знаем!
Но отчего ж он виден мне не весь?
И заслонен каким-то попугаем?
Престранная выходит это смесь!
Я любопытством очень подстрекаем
Увидеть ваши ноги. Да, да, да!
Я вас прошу, пожалуйте сюда!»
 
15
 
Колеблясь меж надежды и сомненья:
Как на его посмотрят туалет,
Попов наружу вылез. В изумленье
Министр приставил к глазу свой лорнет.
«Что это? Правда или наважденье?
Никак, на вас штанов, любезный, нет?»
И на чертах изящно-благородных
Гнев выразил ревнитель прав народных.
 
16
 
«Что это значит? Где вы рождены?
В Шотландии? Как вам пришла охота
Там, за экраном, снять с себя штаны?
Вы начитались, верно, Вальтер Скотта?
Иль классицизмом вы заражены?
И римского хотите патриота
Изобразить? Иль, боже упаси,
Собой бюджет представить на Руси?»
 
17
 
И был министр еще во гневе краше,
Чем в милости. Чреватый от громов
Взор заблестел. Он продолжал: «Вы наше
Доверье обманули. Много слов
Я тратить не люблю».- «Ва-вa-ва-ваше
Превосходительство! - шептал Попов.-
Я не сымал... Свидетели курьеры,
Я прямо так приехал из квартеры!»
 
18
 
«Вы, милостивый, смели, государь,
Приехать так? Ко мне? На поздравленье?
В день ангела? Безнравственная тварь!
Теперь твое я вижу направленье!
Вон с глаз моих! Иль нету - секретарь!
Пишите к прокурору отношенье:
Советник Тит Евсеев сын Попов
Все ниспровергнуть власти был готов.
 
19
 
Но, строгому благодаря надзору
Такого-то министра - имярек -
Отечество спаслось от заговору
И нравственность не сгинула навек.
Под стражей ныне шлется к прокурору
Для следствия сей вредный человек,
Дерзнувший снять публично панталоны,
Да поразят преступника законы!
 
20
 
Иль нет, постойте! Коль отдать под суд,
По делу выйти может послабленье,
Присяжные-бесштанники спасут
И оправдают корень возмущенья!
Здесь слишком громко нравы вопиют -
Пишите прямо в Третье отделенье:
Советник Тит Евсеев сын Попов
Все ниспровергнуть власти был готов.
 
21
 
Он поступил законам так противно,
На общество так явно поднял меч,
Что пользу можно б административно
Из неглиже из самого извлечь.
Я жертвую агентам по две гривны,
Чтобы его - но скрашиваю речь -
Чтоб мысли там внушить ему иные.
Затем ура! Да здравствует Россия!»
 
22
 
Министр кивнул мизинцем. Сторожа
Внезапно взяли под руки Попова.
Стыдливостью его не дорожа,
Они его от Невского, Садовой,
Средь смеха, крика, чуть не мятежа,
К Цепному мосту привели, где новый
Стоит, на вид весьма красивый, дом,
Своим известный праведным судом.
 
23
 
Чиновник по особым порученьям,
Который их до места проводил,
С заботливым Попова попеченьем
Сдал на руки дежурному. То был
Во фраке муж, с лицом, пылавшим рвеньем,
Со львиной физьономией, носил
Мальтийский крест и множество медалей,
И в душу взор его влезал всe далей!
 
24
 
В каком полку он некогда служил,
В каких боях отличен был как воин,
За что свой крест мальтийский получил
И где своих медалей удостоен -
Неведомо. Ехидно попросил
Попова он, чтобы тот был спокоен,
С улыбкой указал ему на стул
И в комнату соседнюю скользнул.
 
25
 
Один оставшись в небольшой гостиной,
Попов стал думать о своей судьбе:
«А казус вышел, кажется, причинный!
Кто б это мог вообразить себе?
Попался я в огонь, как сноп овинный!
Ведь искони того еще не бе,
Чтобы меня кто в этом виде встретил,
И как швейцар проклятый не заметил!»
 
26
 
Но дверь отверзлась, и явился в ней
С лицом почтенным, грустию покрытым,
Лазоревый полковник. Из очей
Катились слезы по его ланитам.
Обильно их струящийся ручей
Он утирал платком, узором шитым,
И про себя шептал: «Так! Это он!
Таким он был едва лишь из пелен!
 
27
 
О юноша! - он продолжал, вздыхая
(Попову было с лишком сорок лет), -
Моя душа для вашей не чужая!
Я в те года, когда мы ездим в свет,
Знал вашу мать. Она была святая!
Таких, увы! теперь уж боле нет!
Когда б она досель была к вам близко,
Вы б не упали нравственно так низко!
 
28
 
Но, юный друг, для набожных сердец
К отверженным не может быть презренья,
И я хочу вам быть второй отец,
Хочу вам дать для жизни наставленье.
Заблудших так приводим мы овец
Со дна трущоб на чистый путь спасенья.
Откройтесь мне, равно как на духу:
Что привело вас к этому греху?
 
29
 
Конечно, вы пришли к нему не сами,
Характер ваш невинен, чист и прям!
Я помню, как дитeй за мотыльками
Порхали вы средь кашки по лугам!
Нет, юный друг, вы ложными друзьями
Завлечены! Откройте же их нам!
Кто вольнодумцы? Всех их назовите
И собственную участь облегчите!
 
30
 
Что слышу я? Ни слова? Иль пустить
Уже успело корни в вас упорство?
Тогда должны мы будем приступить
Ко строгости, увы! и непокорство,
Сколь нам ни больно, в вас искоренить!
О юноша! Как сердце ваше черство!
В последний раз: хотите ли всю рать
Завлекших вас сообщников назвать?»
 
31
 
К нему Попов достойно и наивно:
«Я, господин полковник, я бы вам
Их рад назвать, но мне, ей-богу, дивно...
Возможно ли сообщничество там,
Где преступленье чисто негативно?
Ведь панталон-то не надел я сам!
И чем бы там меня вы ни пугали -
Другие мне, клянусь, не помогали!»
 
32
 
«Не мудрствуйте, надменный санкюлот!
Свою вину не умножайте ложью!
Сообщников и гнусный ваш комплот
Повергните к отечества подножью!
Когда б вы знали, что теперь вас ждет,
Вас проняло бы ужасом и дрожью!
Но дружбу вы чтоб ведали мою,
Одуматься я время вам даю!
 
33
 
Здесь, на столе, смотрите, вам готово
Достаточно бумаги и чернил:
Пишите же - не то, даю вам слово:
Чрез полчаса вас изо всех мы сил...»
Тут ужас вдруг такой объял Попова,
Что страшную он подлость совершил:
Пошел строчить (как люди в страхе гадки!)
Имен невинных многие десятки!
 
34
 
Явились тут на нескольких листах:
Какой-то Шмидт, два брата Шулаковы,
Зерцалов, Палкин, Савич, Розенбах,
Потанчиков, Гудим-Бодай-Корова,
Делаверганж, Шульгин, Страженко, Драх,
Грай-Жеребец, Бабков, Ильин, Багровый,
Мадам Гриневич, Глазов, Рыбин, Штих,
Бурдюк-Лишай - и множество других.
 
35
 
Попов строчил сплеча и без оглядки,
Попались в список лучшие друзья;
Я повторю: как люди в страхе гадки -
Начнут как бог, а кончат как свинья!
Строчил Попов, строчил во все лопатки,
Такая вышла вскоре ектенья,
Что, прочитав, и сам он ужаснулся,
Вскричал: фуй! фуй! задрыгал - и проснулся.
 
36
 
Небесный свод сиял так юн и нов,
Весенний день глядел в окно так весел,
Висела пара форменных штанов
С мундиром купно через спинку кресел;
И в радости уверился Попов,
Что их Иван там с вечера повесил -
Одним скачком покинул он кровать
И начал их в восторге надевать.
 
37
 
Это был лишь сон! О, счастие! о, радость!
Моя душа, как этот день, ясна!
Не сделал я Бодай-Корове гадость!
Не выдал я агентам Ильина!
Не наклепал на Савича! О, сладость!
Мадам Гриневич мной не предана!
Страженко цел, и братья Шулаковы
Постыдно мной не ввержены в оковы!»
 
38
 
Но ты, никак, читатель, восстаешь
На мой рассказ? Твое я слышу мненье:
Сей анекдот, пожалуй, и хорош,
Но в нем сквозит дурное направленье.
Всe выдумки, нет правды ни на грош!
Слыхал ли кто такое обвиненье,
Что, мол, такой-то - встречен без штанов,
Так уж и власти свергнуть он готов?
 
39
 
И где такие виданы министры?
Кто так из них толпе кадить бы мог?
Я допущу: успехи наши быстры,
Но где ж у нас министер-демагог?
Пусть проберут все списки и регистры,
Я пять рублей бумажных дам в залог;
Быть может, их во Франции немало,
Но на Руси их нет и не бывало!
 
40
 
И что это, помилуйте, за дом,
Куда Попов отправлен в наказанье?
Что за допрос? Каким его судом
Стращают там? Где есть такое зданье?
Что за полковник выскочил? Во всем,
Во всем заметно полное незнанье
Своей страны обычаев и лиц,
Встречаемое только у девиц.
 
41
 
А наконец, и самое вступленье:
Ну есть ли смысл, я спрашиваю, в том,
Чтоб в день такой, когда на поздравленье
К министру все съезжаются гуртом,
С Поповым вдруг случилось помраченье
И он таким оделся бы шутом?
Забыться может галстук, орден, пряжка -
Но пара брюк - нет, это уж натяжка!
 
42
 
И мог ли он так ехать? Мог ли в зал
Войти, одет как древние герои?
И где резон, чтоб за экран он стал,
Никем не зрим? Возможно ли такое?
Ах, батюшка-читатель, что пристал?
Я не Попов! Оставь меня в покое!
Резон ли в этом или не резон -
Я за чужой не отвечаю сон!

Ключевые слова: Брюки
Опубликовал Георгий Драконоборец , 14.04.2014 в 17:39
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Давид Смолянский
Давид Смолянский 14 апреля 14, в 18:07 Прекрасно! Спасибо, Георгий! Текст скрыт развернуть
4
Marina Suhanova - Moretti (Suhanova)
Marina Suhanova - Moretti (Suhan… 15 апреля 14, в 12:28 Спасибо, за очередной классный пост! За А.К Толстого - особая благодарность! Текст скрыт развернуть
5
Marina Suhanova - Moretti (Suhanova)
Marina Suhanova - Moretti (Suhan… 15 апреля 14, в 12:53 Простите, стырю... Текст скрыт развернуть
5
Акылбек Кожалиев
Акылбек Кожалиев 15 апреля 14, в 15:48 ...как сказал один из философов каждая деталь имело и носило определенный смысл! Текст скрыт развернуть
4
Даниил Носков
Даниил Носков 15 апреля 14, в 22:31 Фамилия Грай-Жеребец мне знакома. Встречал у Козьмы Пруткова. Текст скрыт развернуть
3
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 5

Поиск по блогу

Последние комментарии

Ф
Рушан Мухамеджанов
))))))))))))))))))))))))))))))
Рушан Мухамеджанов Митридат VI Евпатор. Жизнеописание
Рушан Мухамеджанов
)))))))))))))))))))
Рушан Мухамеджанов Русское золотое шитье
Алексей322
Федор Д
Прелесть..... это из сказки???
Федор Д Митридат VI Евпатор. Жизнеописание
Юрий Вовк
Константин
май 1987 - ноябрь 1987
Константин Остров Русский - символ солдатского унижения
Константин
Это всё хуйня кто дрищем служил, дрищем и останется
Константин Остров Русский - символ солдатского унижения
O
Имя Не Указано