Георгий Драконоборец предлагает Вам запомнить сайт «Этносы»
Вы хотите запомнить сайт «Этносы»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

О скрипках и скрипичных мастерах

развернуть
О скрипках и скрипичных мастерах


Фото и репортаж - Михаила Уракова

На сей раз занесло нас с Мишей к человеку замечательному и знаменитому во всех смыслах. К одному из лучших скрипичных мастеров России (на большее пусть знатоки замахиваются) и просто славному человеку. Супруну Вячеславу. По традиции, делюсь фрагментами нашего общего, для меня поучительного, разговора. Как водится, на языке близком к языку оригинала:


"…Это только говорят, вот, какой-то мастер свой особый секрет знает…  Что-то сам нашел, прочитал… На самом деле все здесь физика-акустика, никаких особенных хитростей. Просто есть вещи, на которые мастера обращают внимание, а есть те, на которые – нет.

Второе. Длина инструмента варьируется  в пределах 6-8 мм. И важно понять, какой именно размер нужно выбрать именно для этого куска дерева. Если не попал, то уже никогда инструмент звучать не будет. Какие бы там толщины, своды, форму, лак ты не выдумывал, неправильно выбранная корневая система не даст ей заиграть. Никогда. И наоборот. Мы, например, с моим другом, тоже мастером, на спор делали две скрипки. Правильные. Я делал все классически, а он свою покрывал чуть не битумным лаком, и инструменты все равно звучали. Потому что корни и ствол были сразу заданы правильно.

Главное, правильно попасть в пару и определить длину инструмента. И здесь важен контакт с деревом. Понять, что ему нужно, и сделать так, как ему нужно. Оно диктует мне. Я, когда только приклеиваю обечайку к нижней деке, уже чувствую объем будущего звучания и знаю высоту обечайки. Дерево мне само командует. Потом, оно же все простукивается, прослушивается, и я сразу вижу своды… Какие они должны быть. Мне говорят, ты как-то настраиваешь свои скрипки. Я никак не настраиваю. Я делаю, как деревяшка говорит. А звуки никогда не бывают одинаковые. Вот, ты взял деревяшку, склеил сегменты, один рос на запад, другой на север, остальные – иначе. Все по-разному. Плотность, солевой состав…

В основе лежит длина волны. Мне достаточно провести пальцами по дереву, постучать ладонью, и я уже слышу его. Знаю, что ему нужно.

В скрипке звук от трения смычка, через подставку передается на верхнюю деку. Потом, через дужку, – на нижнюю. И, наконец, звук передается внутрь, в корпус. Там он «варится», как мы говорим. И потом выплескивается через эфы. И мы его слышим. Звуковые колебания, проникают не только в материал скрипки, но и в человека. Если волны, которые идут от инструмента, совместимы с волнами человека, который играет или слушает, то звук его устраивает, и он получает удовольствие. Если нет, то инструмент может быть просто шикарным, но звук этого инструмента человека никогда не устроит. Мало того, человек тогда, своими колебаниями, будет только мешать инструменту звучать правильно. Инструмент в других руках может звучать лучше…

О скрипках и скрипичных мастерахО скрипках и скрипичных мастерахО скрипках и скрипичных мастерахО скрипках и скрипичных мастерах

Можем взять, например, скрипичный концерт, который играет… Хейфец. На Страдивари. И половина зала, те, кому попала волна, могут охать: какой тембр, как играет! А остальная половина зала – плеваться. Потому что вторая половина не попала. Мы все разные.

Самое главное, чтобы инструмент сочетался с биополем исполнителя. Потому что все время играть одно и то же, по тысяче раз, всю жизнь - тяжело. А каждый раз еще нужно стремиться к тому, чтобы сыграть, как первый раз. Это можно только тогда, когда исполнитель сам получает очень большое, максимальное удовольствие от игры "...

О скрипках и скрипичных мастерах

Фото и репортаж - Михаил Ураков

Продолжение следует...





Вячеслав Супрун.
Мастер скрипки - II


О скрипках и скрипичных мастерах

"...Иногда бывает, что человек играет на Страдивари и понимает, что в зал он хорошо звучит, а сам при этом - мучится. Самое главное, чтобы подобрать инструмент в человека. А потом еще и смычек подобрать. Это всегда тройственный союз.

Если мы посмотрим на людей со стороны биополя, то мы увидим, что есть низкочастотные люди, есть среднечастотные и есть высокочастотные. Высокочастотные – это всегда лидеры. Возьмите и хлопните легко по ладоням двух людей. И вы сразу услышите, кто выше, кто ниже…  Женщины, как правило, ниже мужчин. Это правильно. Если женщина выше, то она будет одиночкой. Несчастной на всю жизнь. Бизнес-вумен – они все высокотоновые. Поэтому колонки делают обычно трехполосными, чтобы гарантированно попасть в тон с максимальным количеством людей.

В скрипке есть верх и низ, клен и елка. И важно, чтобы они совпали. Тогда будет эффект, как у той роты солдат, которая, шагая в ногу, обвалила мост.

Конечно, в маленькой комнате любой инструмент, даже плохой, все прозвучивает. А как только мы его вынесем в большую комнату или в зал - все… Есть такое понятие «носкость звука». Когда инструмент с правильной парой и когда там все правильно сварено и все трясется, тогда он может даже не очень громко звучать… Но он будет звучать и здесь, и через двадцать метров одинаково.

Я обычно, когда даю слушать скрипку клиентам, то вывожу их на кухню. Через две закрытых двери отсюда. Да еще и коридор – коленом. И они не верят, что инструмент там так звучит, пробив две закрытых двери. В комнате очень сложно понять, как он играет, а вот так – просто. Если носкость есть, наплевать, где играть. Хоть в зале, хоть на улице. Главное останется. Есть залы, которые гасят больше, чем улица. У нас в Москве, например, это зал Филармонии. Вообще самая поганая акустика, которую я слышал. А лучший акустический зал – это, конечно, Рахманиновский. Хотя он длинный, пенал, но он как-то сделан… Малый зал очень хитрый. В Малом зале все звучит на галерке. Там звучит все - любое г..., и даже на некоторых конкурсах жюри сидит на галерке.

У нас, перед конкурсом Чайковского, есть свой конкурс. Скрипичных мастеров. Тоже три тура. Первый тур – все смотрят:  играбельно-неиграбельно, размеры, внешние данные, материал изготовления. Во втором туре мастера и музыканты уже вместе проверяют инструменты. Мастера выставляют свои баллы по всему – по столярке, лаку, по эстетике. Музыканты по звучанию. А третий тур… Туда проходит всего десять инструментов. Вне зависимости от того, сколько было заявлено вначале.  Все они идут под номерами, никаких имен. Все закрыто. Оба жюри в третьем туре только слушают. Инструмент играет за ширмой, его не видят. У исполнителя глаза завязаны. Полная объективность.
И что сделали однажды? Взяли на третий тур, вместо десяти инструментов, пропустили девять. А десятым взяли из Госколлекции самую лучшую юсуповскую скрипку. Страдивари. И пустили ее, как современную, под номером. Так вот, самое интересное, что отрыв был такой страшный, что никто ничего сначала не понял. Ее оценили на двадцать баллов ниже всех. На двадцать баллов Страдивари хуже всех прозвучал!
Мало того, на всех инструментах играют заключительный концерт. И там уже известно: кто-что… Первое, второе, третье место играют под фоно или под оркестр… Так вот, отыграли первые три места, а потом всем сказали: «А вот теперь – Страдивари!» И все были в восторге!.. Вот, что такое психология человека.

О скрипках и скрипичных мастерахО скрипках и скрипичных мастерахО скрипках и скрипичных мастерах
О скрипках и скрипичных мастерахО скрипках и скрипичных мастерахО скрипках и скрипичных мастерахО скрипках и скрипичных мастерах

До сих пор не могут создать прибор, объективно оценивающий наше ухо. Все мы слышим очень по-разному. У кого-то острый слух. И он может разглядеть каждую родинку на теле голой женщины, стоящей в десяти метрах от него, а второй не увидит и половины, но тащится как будто увидел в сто раз больше. С возрастом мы начинаем хуже слышать. Но музыкальность, интонирование – только развивается. Приоритет здесь не в том, что человек слышит, а в том, что ему дает то, что он слышит. Что он способен взять из этой музыки. Это уже воспитание. Переход физических параметров в эмоциональные."

О скрипках и скрипичных мастерах

Фото и репортаж - Михаил Ураков
 

 ЗАБЫТАЯ МЕЛОДИЯ ДЛЯ СКРИПКИ


Елена Антонова

     За пять веков, минувших со времени крупного итальянского мастера Андреа Амати, основателя самой известной Школы смычковых музыкальных инструментов, куда вошли его сыновья, внуки, а позже их знаменитые ученики из семейств Страдивари и Гварнери, традиции их ремесла не претерпели сколько-нибудь существенных изменений. Прежними остались и критерии оценки этих инструментов. Рядом с привычными "за мастерство", "за лучшее звучание", до сих пор существует такая, казалось бы, несовместимая с прагматичностью нашего века градация оценки — "за лучшее художественно-техническое решение". И это — веское подтверждение того, что хороший скрипичный мастер отличается не только разнообразными знаниями и умениями, но каждодневной шлифовкой своего таланта, умением видеть прекрасное и претворять его в жизнь, попросту говоря, использовать в своем ремесле и науку, и искусство. Это в полной мере может обеспечить лишь Школа, имеющая за плечами традиции, возрастающий багаж навыков, собственные наработки — "know how", наконец, возможность использовать соревновательность ее членов на благо всех. Преувеличить важность Школы нельзя, особенно в тех областях деятельности, где синтез искусства и науки является главным фактором развития. Многовековой опыт существования школ скрипичных мастеров — из самых сильных тому доводов.

     До XVIII века Россия не имела профессиональных мастеров смычковых инструментов. Эти инструменты привозили из Италии, Франции, Польши. Естественно, что и спрос на них был не слишком велик, он ограничивался кругом образованных владельцев крупных имений, приобретавших их для себя и актеров своих крепостных театров. Первым широко известным в кругах меломанов России скрипичным мастером стал крепостной графа Шереметева Иван Андреевич Батов, подаривший скрипку своей работы Александру I, за что был высочайше пожалован двумя тысячами рублей. Известен ряд его великолепных смычковых инструментов, не уступающих по уровню образцам известных западных мастеров.

     Но ощутимо это ремесло заявило о себе в России лишь с конца XIX столетия, чему немало способствовали известные чешские мастера Франц Шпидлен и Евгений Витачек, нашедший здесь вторую родину. Создавший более 400 скрипок, альтов и виолончелей, удостоенный на Всероссийском конкурсе новых скрипок в 1913 году двух первых мест и золотой медали, Витачек, по сути, и стал родоначальником современной школы российских мастеров. В советское время он стал одним из создателей национального достояния России — Государственной коллекции уникальных смычковых инструментов, её хранителем и реставратором. Им же было инициировано и открытие мастерской музыкальных инструментов при Московской консерватории, где он, как профессор, преподавал на струнно-смычковом отделении. Он был центром и той знаменитой нынче плеяды русских скрипичных мастеров, которая включала Подгорного, Косолапова, Доброва, Фролова. В его консерваторской мастерской получили образование известные наши мастера Горшков, Матыцин, Крикунов, Ручкин, Кучеров, которые затем передали свой опыт работы со смычковыми инструментами следующим поколениям. С 1976 года в Советском Союзе стал действовать Госзаказ на штучные работы мастеров-струнников, который просуществовал до 1990 года.

     IX Международный конкурс имени П.И.Чайковского, состоявшийся в том же, 1990 г., впервые наряду с четырьмя исполнительскими конкурсами предоставил место еще одному музыкальному творчеству — созданию струнных инструментов. Тогда-то русские мастера, представившие весь СССР, подытоживая обретенный за предстоящие годы потенциал, завоевали первую (Владимир Китов — скрипка), вторую (Владимир Снегов — виолончель) и две третьих премии (Вячеслав Дубровский — альт, Вячеслав Супрун — виолончель), обогнав самых именитых друзей-соперников. 

Источник: zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/07/709/83.html





Самая дорогая скрипка в мире выставлена на аукцион за 18 миллионов долларов

О скрипках и скрипичных мастерах
время публикации: 6 июля 2010 г., 12:27
последнее обновление: 6 июля 2010 г., 12:27
 
Скрипка, созданная в 1741 году итальянским мастером Гварнери дель Джезу, который наряду со Страдивари является одним из выдающихся мастеров смычковых инструментов мира, будет выставлена на аукцион, пишет The Guardian. По данным издания, первоначальная стоимость скрипки составит 18 млн долларов, что сделает ее самой дорогой в мире.
Свое название "Вьетан" (Vieuxtemps Guarneri) эта скрипка получила по имени игравшего на ней когда-то знаменитого бельгийского композитора и скрипача Анри Вьетана.
Как отмечает газета, сейчас скрипка принадлежит ушедшему на пенсию британскому финансисту и филантропу Иэну Стуцкеру, который, в свою очередь, купил ее у сэра Исаака Вульфсона, основателя Вульфсон-колледжа в Оксфорде.
Организатором аукциона является компания Bein & Fushi – лидер на рынке уникальных музыкальных инструментов.
Прозванная Мона Лизой скрипок, она побывала в руках многих первоклассных музыкантов, таких как Иегуди Менухин или Пинхас Цукерман.
Как пишет газета, этот инструмент – самый необычный из всех изделий Гварнери.
Скрипач Питер Квинт, который несколько раз играл на этой скрипке на концертах, говорит о ее достоинствах: "Этот инструмент обладает невероятной мощью, не только в смысле громкости, но и с точки зрения качества звучания. Он способен на широкую звуковую палитру, позволяющую вам выражать более широкий спектр эмоций".
Большинство специалистов ожидают, что скрипка после торгов окажется в каком-нибудь музее, поскольку давно уже прошли те дни, когда частные лица или музыканты могли себе позволить иметь скрипку Гварнери, а тем более такой выдающийся экземпляр.
Единственным крупным частным коллекционером скрипок на сегодняшний день, как пишет газета, является ушедший на пенсию магнат из Microsoft Дэвид Фултон.
Однако, как и в живописи, все чаще подобные вещи оказываются на востоке. Две крупнейшие коллекции находится в музее города Тайпея и Японского фонда в Токио. Обе эти коллекции, как пишет газета, претендуют на "Вьетан".

 


Опубликовал Георгий Драконоборец , 14.08.2012 в 11:36

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Елена Валиуллина (Белоус) 19 августа 12, в 08:52 Как- то был на концерте Солистов Москвы. Они д б играть на инструментах Страдивари из госколлекции. Текст скрыт развернуть
1
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 19 августа 12, в 08:57 Сыграли 1 ю часть. В зале недоумевающая тишина.
Я как человек весьма далекий от искусства честно брякаю: где они взяли эти дрова...
Потом ходил в экспертах- самородках. Башмет- то и обьяви: мол, первую часть на простых инструментах сыграли, чтоб Вы почувствовали разницу. Сейчас Страдивари возьмем. И в самом деле- пошли со сцены, пришли с совсем др инструментами. И звук другой, и вид.
Текст скрыт развернуть
3
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 19 августа 12, в 09:00 Так что изложенную в статье темы история про то как скрипка Страдивари в конкурсе современных скрипок участвовала и без лейбла заняла последнее место я- для себя- расквалифицировал как забавный профессиональный анекдот. Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 19 августа 12, в 09:02 Уж если я,военный человек сходу разницу уловил! Текст скрыт развернуть
2
Георгий Драконоборец
Георгий Драконоборец Георгий Драконоборец 19 августа 12, в 09:06 Я это никак не в принижение современных мастеров. Среди них есть
оч-чень талантливые люди, а ОТДЕЛЬНЫЕ современные скрипки и впрямь
СОПОСТАВИМЫ с блестящими итальянцами
Текст скрыт развернуть
1
Даниил Носков
Даниил Носков Георгий Драконоборец 19 августа 12, в 23:35   А этот человек пусть и не современник Страдивари,но и не в наше время жил! Текст скрыт развернуть
0
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:36 Великий Русский мастер. Текст скрыт развернуть
0
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:36 В Государственном Эрмитаже, в Санкт-Петербурге, в зале, где выставлены музыкальные инструменты самых выдающихся мировых мастеров, хранятся скрипки и виолончели, на которых сохранилось клеймо их автора – "Иван Батов". Иногда, если инструмент совершал небольшое путешествие по европейским странам, а затем волею судеб возвращался обратно в Россию, имя было написано латинскими буквами "Iohann Batoff". Текст скрыт развернуть
0
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:37 Уникальные творения хранят память о выдающемся человеке, олицетворявшем собой эпоху в музыкальной культуре нашей страны… Текст скрыт развернуть
0
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:37 Предположительный портрет
Ивана Батова
Текст скрыт развернуть
2
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:38 Если подняться по крутой винтовой лестнице, встроенной в стену храма Софии в Киеве, то где-то под самый конец, наверху, на стене можно увидеть фреску с изображением музыкантов. Один из них держит в руках инструмент, поразительно напоминающий скрипку. То был гудок – самый распространенный струнный инструмент Древней Руси. Текст скрыт развернуть
2
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:39 На раскопках в Древнем Новгороде ,были обнаружены находки, которые в свое время потрясли весь научный мир. Гудки – прообразы будущих скрипок – с XI столетия бытовали широко, и теперь, благодаря влажности новгородского земельного культурного слоя, мы воочию можем увидеть сохранившиеся до наших дней части деревянных инструментов. Текст скрыт развернуть
2
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:39 До скрипки же в те времена было еще далеко. Позднее – в XVI веке, и далее – мир узнает имена Амати, Гварнери, Страдивари и многих других умельцев, создавших честь и славу "божественному инструменту". Текст скрыт развернуть
1
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:40 Расцвет скрипичного искусства в России можно отнести ко второй половине XVIII столетия. Еще император Петр III увлекался коллекционированием скрипок и хвалился перед иностранцами экземплярами, какие нелегко было сыскать и в Европе.
Но вот появился основоположник скрипичной исполнительской школы в России – Иван Евстафьевич Хандошкин. Он поражал всех: приезжих итальянцев, композиторов из Франции и Германии. Он играл на расстроенной скрипке (бывало и такое, абсолютно похожее на случай, происшедший позднее с Паганини), он извлекал из инструмента такие звуки, использовал такую виртуозную технику, что был объявлен чуть ли не лучшим скрипачом всех времен и народов,
А многие ли знают, что играл Хандошкин на скрипке, где в укромном месте можно было заметить маленький штамп мастера: "Иван Батов"...
Текст скрыт развернуть
2
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:41 Н.П. Шереметьев – граф, покровитель искусств, создатель известнейшего театра – не случайно отметил этого отрока еще с малолетства. Еще ранее он также безошибочно примечал даровитых людей и определял им место при музыке или театре. Так проявился гений Степана Дегтярева – будущего создателя хоровых концертов и опер, так Россия узнала имена Параши Ковалевой-Жемчуговой и балерины Шлыковой-Гранатовой.
Иван сын Андреев обучался музыке вместе со всеми, хотя и родился в крепостной семье. Рожден и крещен он был в 1867 году, когда в российской музыкальной культуре уже мелькали имена молодых Максима Березовского и Дмитрия Бортнянского.
Текст скрыт развернуть
3
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:41 Виолончель работы
Ивана Батова, учтена в государственной коллекции старинных музыкальных инструментов
Текст скрыт развернуть
3
Даниил Носков
Даниил Носков Даниил Носков 19 августа 12, в 23:41 Кроме всего прочего занимался Иван и столярным делом. Музыкальный слух и умение обращаться с деревом предопределили его судьбу. Шереметьев назначает его инструментальным мастером при театральной труппе. В его обязанности входило поддержание в порядке всех музыкальных инструментов: клавесинов, клавикордов, клавичембало, фортепьяно и прочих. Батов исполнял порученное исправно, однако заодно и сам изготовлял новые клавишные инструменты, в особенности струнные.
В этом деле у него была хорошая школа. Самоучкой стать хорошим мастером скрипок было (да и сейчас) невозможно. Ибо существовала к тому времени многовековая традиция, опыт, передававшийся от поколения к поколениям мастеров, и порой содержащийся в глубочайшем секрете. Работой Батова на первых порах руководил мастер Владимиров, который был уже широко известен. Владимиров называл Батова своим "содействователем". Это было не просто определение или похвала. Это означало признание уровня мастерства.
Но "содействователь" скоро перещеголял своего учителя. "Русский Страдивари" (так его называли в старости) принимается за изготовление скрипок и виолончелей самостоятельно. В пушкинскую эпоху о Батове знала вся Россия. Одну из своих удивительных виолончелей он подарил своему хозяину Шереметьеву и тот, растроганный столь щедрым по его мнению подарком, отпускает его на свободу, даруя вольную. Император Александр I приобрел у Ивана Андреевича скрипку для своей коллекции и заплатил при этом сумму громадную – 2 тысячи рублей, почти годовое жалование лучшего придворного капельмейстера. Такое, как говорили, могло произойти только по "оценке знатоков".
Кто еще способствовал славе мастера? Например, скрипач Кароль Липиньский, который выступал в совместных концертах с Паганини и соревновался с ним в игре на скрипке. Он однажды купил (по случаю!) скрипку Батова и объездил с нею весь мир. То же сделали (и не разочаровались) французский скрипач Роде, выдающийся виолончелист Бернард Ромберг. Все те, кто надолго оставался в Петербурге – на гастроли или по контракту – тут же приобретали батовский инструмент. Так сделали Диц, Бальо, Лафен, Федер и многие другие...
Он ушел из жизни в почете и славе, но, как это часто бывает, в забвении ближних. Седовласый мастер, а ему было уже за семьдесят, работал до конца дней. Ныне же ни один справочник не может с точностью утверждать дату его кончины... Из известных ныне инструментов, сделанных Батовым, мы можем назвать 41 скрипку, 3 альта, 6 виолончелей и более десятка гитар. Все они – уникальное достояние нашей истории и культуры, и хранятся в лучших музеях страны. Быть может, кому-то еще повезет, и он обнаружит случайно инструмент с выгравированной надписью "Иван Батов". Такая находка станет сенсацией, ибо каждая из них – сокровище, раскрывающее перед современниками необычайно глубокую и разнообразную российскую музыкальную эпоху XVIII-XIX столетий.
Текст скрыт развернуть
3
Агнесса
Агнесса Даниил Носков 27 августа 12, в 16:21 Гудок прообраз современной скрипки???!! Текст скрыт развернуть
0
николай шишлов
николай шишлов 19 апреля 16, в 20:30 с владимиром снеговым работал в одной бригаде на фабрике октябрьской с 1982-1986год.он тогда делал скрипки.может кто то знает о его дальнейшей жизни Текст скрыт развернуть
0
Игорь Хентов
Игорь Хентов 1 мая, в 14:26 ГВАРНЕРИ ДЕЛЬ ДЖЕЗУ
Шёл век восемнадцатый. Бряцал железом,
Меняя страх смерти местами с надеждой,
И, в это же время, Гварнери дель Джезу:
В тюрьме делал скрипки рукою небрежной.
Последние годы прошли в заключеньи,
Куда доходили с тюремщиком вести.
Причины печальных его приключений
Остались потомкам досель неизвестны.
Тюремщик ему приносил древесину,
Чтоб мастер точил обечайки и деки:
Гварнери дель Джезу гнул сутками спину,
Смыкая во сне лишь набрякшие веки.
И скрипки рождались неслыханной мощи:
Их голос струился над водами Тибра,
Сквозь Рима дворцы и тосканские рощи,
И дальше летел над пространствами мира.
Тюремщик затем продавал по дешёвке
Творенья синьора Джузеппе Гварнери,
И тут же, купив для супруги обновки,
Пил граппу в таверне до пульса потери.
Ушёл в сорок шесть – смерть с бедой ходит в паре,
Дель Джезу, смутив память всех поколений,
Ведь к славе его ревновал Страдивари –
Прекрасной Кремоны удачливый гений.
И звёзды сияли в бездонной Вселенной,
И тёк аромат ввысь стремящихся пиний,
И страстью сжигая себя сокровенной,
На скрипке Гварнери играл Паганини.
Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 21

Поиск по блогу

Последние комментарии